Alexander Vitkovski (alev_biz) wrote,
Alexander Vitkovski
alev_biz

Чем нас лечат: Мексидол и другие антиоксиданты

Насколько полезны антиоксиданты?

Помогает ли зеленый чай от рака, почему диагнозу «вегето-сосудистая дистония» не стоит доверять и работают ли антиоксиданты и один из самых популярных подобных препаратов, Мексидол, разбирался Indicator.Ru.

чем нас лечат: Мексидол и другие антиоксиданты

Каждый человек хотел бы жить дольше. Самый простой способ, которым производители БАД и лекарств предлагают этого добиться, — сделать укол или выпить таблетку с «живительными» антиоксидантами. Это слово уже не просто вошло в моду — оно стало притчей во языцех. «Если не хотите стареть, ешьте овощи, там антиоксиданты», «зеленый чай содержит антиоксиданты, которые уберегут вас от рака» — такие фразы звучат на каждом углу, из каждого пятого выпуска рекламы. Кроются ли за этими формулировками чудеса природной изобретательности, или банальные человеческие упрощения, большой вопрос.

Давайте попробуем на него ответить, а заодно и разберем самый продаваемый по версии аналитиков фармацевтического рынка из DSM Group антиоксидантный препарат под названием Мексидол. Доказана ли эффективность имеющего правительственные награды и включенного в список жизненно важных и необходимых лекарственных средств препарата, назначаемого при нарушениях мозгового кровообращения, абстинентном синдроме, глаукоме, перитоните и даже инфаркте миокарда?

Анти…чего?

Название «антиоксидант» намекает на то, что препарат должен противодействовать каким-то оксидам или самому процессу окисления. Эти вещества призваны нейтрализовать те самые свободные радикалы, которые тоже успели порядком приесться. Но что они, в сущности, такое и откуда они берутся?

В наших клетках есть «внутренние электростанции», митохондрии, которые извлекают энергию из того, что мы съедаем и вдыхаем. Как и атомные электростанции, они работают с потенциально опасными веществами и окружены толстой стеной — двойной мембраной. Спойлер: дальше — часть для любителей химии, если вы не такой, смело пропускайте. Но можно и прочитать, там хоть и бывает сложно, но интересно.

Энергия добывается в несколько стадий (за исключением некоторых промежуточных реакций): расщепленная во время пищеварения глюкоза сначала превращается в две молекулы пировиноградной кислоты, потом окисляется до ацетил-кофермента А, который, встретившись с щавелевоуксусной кислотой (ЩУК), передает ацетат, и ЩУК превращается в цитрат (ион лимонной кислоты).



чем нас лечат: Мексидол и другие антиоксиданты
Цикл Кребса

Цитрат вовлекается в цикл превращений, который называют циклом Кребса (на самом деле, Сент-Дьерди — Кребса, потому что роль одного из его ключевых компонентов установил американский химик венгерского происхождения Альберт Сент-Дьерди). Представьте себе бесконечное колесо обозрения, которое делает несколько остановок на разной высоте. Путь в нем пассажир начинает цитратом, но на каждой остановке выходит из кабинки, переодевается или пускает к себе кого-то еще, иногда берет с собой дополнительную поклажу, иногда выбрасывает что-то наружу, а потом продолжает путь.

Ион щавелевоуксусной кислоты, получив ацетат от ацетил-КоА, становится ионом кислоты лимонной.



чем нас лечат: Мексидол и другие антиоксиданты
Лимонная кислота

Пройдя через этот цикл, цитрат снова становится щавелевоуксусной кислотой, чтобы снова получить «чемоданчик»-ацетат, принадлежащий ацетил-КоА, и заново начать свой путь. Суть этих превращений не в том, чтобы бесконечно «катать» цитраты, которым, в общем-то, все равно, а в образовании энергии: выход запасающих энергию молекул АТФ после гликолиза равен двум, а после того, как некоторые продукты цикла Кребса передают энергию на «турбину» АТФ-синтазы, образуется до 30-36 новых молекул АТФ.

чем нас лечат: Мексидол и другие антиоксиданты

Механизм синтеза АТФ во внутриклеточной электростанции очень выгоден, но в результате образуются и опасные продукты. В ходе реакций от кислорода отщепляются электроны, и появляются его реактивные формы.

Если вы имеете с ними дело, у вас есть две новости: хорошая и плохая. Плохая состоит в том, что они ужасно хотят реагировать со всеми другими молекулами, нарушают привычный ход клеточных событий и повреждают ДНК, если их выпустить из митохондрии наружу. Но есть и хорошая: благодаря стремлению реагировать со всем вокруг, живут они очень недолго, превращаются в менее опасные, поэтому сбежать из митохондриальной темницы с двойной мембранной стеной им не всегда удается. Однако, если у них это получится, они могут разрушать все на своем пути, ни дать ни взять радикалы (причем даже в буквальном, химическом смысле).

Радикалы в местах лишения свободы

Как мы не можем бросить атомную энергетику и другие блага цивилизации и уйти в пещеры даже после Чернобыля и Фукусимы, так и клетки не могут жить без своих электростанций, как бы опасны они ни были, ведь без них пришлось бы слишком далеко уйти назад в эволюционном смысле.

Известные борцы со «свободнорадикальном экстремизмом» — тихоходки (чьи технологии ремонта ДНК люди уже пытались использовать в своей культуре клеток) и бактерии Deinococcus radiodurans. Они меньше всех на свете боятся радиации и других стрессовых факторов. Но люди так не умеют (пока), потому и пытаются придумать способы обойти это правило и отыскать «противоядие», тем более что одна из теорий старения утверждает, что его виновники — это как раз свободные радикалы, которые вызывают рак и другие поломки внутриклеточных систем.

Для борьбы со свободными радикалами предлагают использовать то, что нейтрализует «суперсилы» опасных форм кислорода (например, супероксида O2–) — антиоксиданты. Они действительно мешают ему работать, поэтому, кстати, их используют в пищевой промышленности, чтобы продукты дольше не портились. Одни из самых известных антиоксидантов витамины С и Е, провитамин А, ликопин (пигмент в томатах) и антоцианы (пигменты в ягодах красно-сине-фиолетовой гаммы).

Только вот предположения о том, что если человек будет поглощать гигантские дозы антиоксидантов, то он без проблем проживет двести лет, не соответствуют действительности. В сложной химической системе нашего организма, в каждой клетке которого происходят миллионы превращений каждую секунду, веществам следует появляться в нужное время в нужном месте и количестве (хотя бы относительно). То, что полезно в одной ситуации, может быть губительно в другой.

Поэтому, как бы им ни хотелось, ученым пока не удалось доказать пользу ликопина для предотвращения рака простаты. Для зеленого чая результаты противоречивы и очень различаются для разных видов онкологических заболеваний, но есть некоторые доказательства, что он может помочь для профилактики рака простаты, а также есть более слабая надежда защитить от рака ваши легкие, мочевой пузырь, а вот желудку вряд ли поможет.

В любом случае, три-пять чашек зеленого чая в день вам не повредят, чего не скажешь об усиленном потреблении витаминов. К примеру, мета-анализы огромного числа исследований показали, что ударные дозы витамина А только повышают смертность курильщиков от рака легких и общую смертность, а витамины С и Е в огромном количестве тоже могут лишь навредить. Это же можно сказать и о микроэлементах. Например, селен не помог справиться с побочными эффектами химиотерапии, при этом часть пациентов получила шанс оценить неприятные последствия передозировки.

Из чего же, из чего

Действующее вещество Мексидола (а также Эмоксипина, Мексикора, Мексиприма, Нейрокса и целого ряда подобных препаратов) называется 2-этил-6-метил-3-гидроксипиридина сукцинат, который производители тоже описывают как вещество с антиоксидантными свойствами. Звучит устрашающе, но на самом деле ничего особенно непостижимого в этом термине нет. Сукцинат, или ион янтарной кислоты, всего лишь одна из остановок нашего «колеса обозрения» цикла Кребса. А гидроксипиридин очень похож на пиридоксин, который всем нам известен под именем витамина B6.



чем нас лечат: Мексидол и другие антиоксиданты
Пироксидин, или витамин В6

Если для того, чтобы понять структуру молекулы, не требуется сверхчеловеческой гениальности, это вовсе не значит, что перед нами лекарство, которое работает. Посмотрим, от чего назначают Мексидол.

Мы уже говорили про дисбактериоз — несуществующий диагноз-отговорку, который ставят, когда не хотят или не могут разобраться в причинах проблем со здоровьем. Есть аналогичное определение и для всех непонятно откуда взявшихся симптомов со стороны сердечно-сосудистой системы. Называется оно вегето-сосудистая дистония. За тем, что окрестили этим термином, может скрываться совсем другое заболевание, например какой-либо невроз, с которым нужно обратиться к неврологу, способному назначить подходящее лечение.

Открыв раздел «Показания» на сайте Мексидола, мы обнаруживаем «вегетативную дистонию» и там. Не самый лучший аргумент в защиту производителя, тем более что рядом есть вполне общепринятые «невротические расстройства». Но не будем спешить, возможно, для не вполне компетентного врача и написана эта знакомая ему формулировка.

Также Мексидол в виде таблеток рекомендуется при черепно-мозговых травмах и разнообразных нарушениях кровоснабжения мозга, абстинентном синдроме (его частный случай — похмелье), ишемической болезни сердца (в составе комплексной терапии) и при различных стрессовых факторах. Список показаний к раствору для инъекций также дополняют острые гнойно-воспалительные процессы в брюшной полости, открытоугольная глаукома и инфаркт миокарда (опять же в составе комплексной терапии).

В списках (не) значился

В отличие от более популярных антиоксидантов-витаминов, Мексидолу не посвящали мета-анализы, однако поиск в базе данных медицинских научных публикаций PubMed выдает целых 153 статьи, из которых меньше десяти написаны не на русском языке, а значит, доступны для международной экспертизы.

Например, одна из этих статей написана на украинском. Использование Эмоксипина (другое торговое название, но то же вещество, что и в Мексидоле) против железодефицитной анемии, было проведено на сравнительно маленькой для клинического исследования группе из 78 пациентов с разным уровнем развития этой болезни. Уже упомянутый мета-обзор действия зеленого чая включал 51 исследование, где в сумме поучаствовало около 1,6 миллионов пациентов (а это в среднем больше 30 000 человек на статью).

Немногочисленные переводные работы представлены в журналах с довольно низким импакт-фактором. Журнал Neuroscience and Behavioral Physiology, выпускаемый с 1967 года, по одним данным не имеет импакт-фактора вовсе (ни по базе Российского индекса научного цитирования, ни по международной JCR), по другим — его импакт-фактор в год выхода статьи (2012) был равен 0,19.

Справка:
Импакт-фактор — показатель, отражающий частоту цитирования статей научного журнала за трехлетний период. Например, для одного из самых крупных медицинских журналов The Lancet импакт-фактор составляет 44,0, а в среднем для хороших журналов он составляет 4.

Публикация в таком журнале может скорее повредить научной репутации в глазах коллег, чем укрепить ее. Заглянув в статью, которая посвящена ишемическим повреждениям мозга, мы видим только нечто вроде краткого обзора, который лишь суммирует результаты небольшого количества других работ.

Крысы, кролики и Минздрав

Из их числа только два исследования (оба на русском языке) были рандомизированными и проведенными двойным слепым плацебо-контролируемым методом.

Справка:
Двойной слепой рандомизированный плацебо-контролируемый метод — способ клинического исследования лекарств, при котором испытуемые не посвящаются в важные детали проводимого исследования. «Двойной слепой» означает, что о том, кого чем лечат, не знают ни испытуемые, ни экспериментаторы, «рандомизированный» — что распределение по группам случайно, а плацебо используется для того, чтобы показать, что действие препарата не основано на самовнушении и что данное лекарство помогает лучше, чем таблетка без действующего вещества. Этот метод мешает субъективному искажению результатов. Иногда группе контроля дают другой препарат с уже доказанной эффективностью, а не плацебо, чтобы показать, что препарат не просто лечит лучше, чем ничего, но и превосходит аналоги.

Одно из них, 2006 года, включает 51 пациента, причем в группу принимающих препарат (помимо общей терапии) попадает 24 человека, средний возраст которых 65,8±9,6 года, тогда как в группе плацебо оказываются 27 участников в возрасте 73±8,9 года. Разница в более чем семь лет для немолодого человека — цифра не такая уж и маленькая. Показатели восстановления после ишемического инсульта в группах не различаются на третий, седьмой и четырнадцатый день, и только на 21-й день группа Мексидола показывает преимущество в восстановлении неврологических функций. Подобные результаты спорны, особенно учитывая довольно скромный размер выборки и разброс по возрасту. Их явно недостаточно, чтобы без сомнений прописывать препарат пациентам.

Вторую статью и вовсе не удается найти полностью. О журнале «Неотложная терапия», где она появилась, не известно даже, рецензируемый ли он, то есть проверяются ли поступившие статьи перед печатью специалистами.

Критикует статистическую достоверность ряда статей об эффективности Мексидола при инсульте и доктор медицинских наук Николай Грацианский, руководитель лаборатории кардиологии НИИ физико-химической медицины.

Исследования, вышедшие в переводимых на английский российских научных журналах, касаются эффективности вещества на крысах, клетках печени крыс, лейкоцитах кроликов, клетках эпителия глаза кроликов, нейронах крыс с эксперименталным диабетом, а также работа in vitro («в пробирке»). Все они опубликованы в журналах с импакт-фактором ниже 1.

В Государственном реестре зарегистрированных клинических испытаний мы находим одно исследование, также касающееся терапии острого инсульта (на этот раз правополушарного), завершенное лишь в 2016 году. Пациентов в нем поучаствовало тоже немного, всего 200, а его результаты до сих пор недоступны.

Всего PubMed выдает восемь статей по названию вещества и упоминанию плацебо-контролируемого исследования. В абстракте этих статей даже не указано количество пациентов, а их полный текст недоступен.

Indicator.Ru выяснил: доказательств мало, и они невысокого качества

Как бы нам этого ни хотелось, никто не смог доказать, что ежедневные передозировки антиоксидантов спасают от рака, старения и болезней. Витамины A, C, E, зеленый чай, ликопин, антоцианы, селен и прочие популярные вещества поодиночке и в разных сочетаниях, которые относят к этой группе, полезны и нужны только в разумных количествах. Ударные дозы вовсе не приносят здоровья и вечной молодости, напротив, они могут лишь повысить риск расстроить некоторые химические реакции, происходящие в каждой клеточке вашего тела, так что энтузиазм ученых по поводу антиоксидантов сильно преувеличен (что выгодно их многочисленным производителям).

Общая судьба антиоксидантов постигла и Мексидол, который оказался очередным препаратом, продаваемым практически только в России. Исследование его эффективности при лечении ишемического инсульта, которое соответствовало бы международным критериям и снижало бы риск предубеждений должно было быть завершено 31 мая 2016 года, но найти публикацию нельзя до сих пор. Да и проводилось исследование на выборке всего лишь в 200 человек. Это вряд ли можно назвать лучшей стратегией позиционирования для препарата, который в прошлом году отметил 20-летие применения в клинической практике, о чем гордо сообщается на сайте.

Сказать что-либо определенное о его действии против инфаркта, инсульта, глаукомы и других болезней без более четких и достоверных результатов нельзя. Если есть альтернативный препарат с лучшей доказательной базой, лучше воспользоваться им.

Автор: Екатерина Мищенко

Ссылка на источник

Tags: знания, исследования, лекарство, метаболизм
Subscribe
promo alev_biz 18:26, friday 1
Buy for 10 tokens
Исследователи пограничных состояний пришли к выводу, что смерть для человека может быть еще страшнее, чем считалось раньше. Авторы нового исследования утверждают, что многие люди, после «формального» наступления смерти, некоторое время осознают этот факт и понимают, что мертвы. Есть…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments