Alexander Vitkovski (alev_biz) wrote,
Alexander Vitkovski
alev_biz

Сиротский Дед Мороз. Надо ли возить подарки в детские дома (часть 2)

«Большинство людей делают что-то доброе так, как они умеют»



Руководитель добровольческого движения «Даниловцы» Юрий Белановский:

— Я часто слышу, что нынешняя сиротская система — это абсолютное зло и она должна быть разрушена, и везти какие-то подарки и помощь в детские дома — значит поддерживать систему зла, а не бороться с ней.



Но если отстраниться от таких черно-белых оценок, то можно увидеть, что никакой другой системы работы с детьми-сиротами в России сегодня нет, а в детских домах находятся живые дети и этим детям пытаются сделать что-то доброе живые люди. Когда мы смотрим так, картина из черно-белой становится цветной, где вполне могут быть разные — и темные, и светлые — тона.

Большинство людей делают что-то доброе так, как они умеют. Они весь год работают, света белого не видят и порой не могут найти времени даже на общение с ребенком, но на Новый год покупают своим детям какие-то вещи, о которых те мечтают. Да, мы можем говорить о том, что это неправильно, что мы таким образом откупаемся от своих детей. Но такова реальность. И эти же люди точно так же хотят поздравить ребенка в детском доме. Нельзя их за это ругать. Нет тут никакого злого умысла.

Многие эксперты, считающие, что не нужно дарить подарки в детские дома, судят по мегаполисам, где такие учреждения действительно хорошо оснащены и финансируются.
Но мои знакомые бывают в провинциальных, брошенных учреждениях, где заплаты у персонала три копейки и где у детей даже колготок нет. И они видят, что любой мандарин может доставить радость ребенку в Новый год.

— Неужели еще есть такие детские дома?

— Три года назад руководитель «Клуба волонтеров» Илья Якушевский рассказывал мне о поездках в регионы. Они навещают учреждения в 15 регионах. Картина везде разная. Может быть, мандарины на Новый год сегодня в детских учреждениях уже и есть, но это же не значит, что дети там не хотят больше ничего, кроме мандаринов. Поздравление с Новым годом и подарок — это проявление простых человеческих отношений.

— Противники идеи отправлять подарки в детские дома считают, что дарить что-то могут знакомые ребенку люди, но не чужие. Потому что множество посторонних, возникающих с подарками перед ребенком раз в году, нарушают его личное пространство, создают неверные представления о мире, о безопасности.

— Идея педагогически правильная, но, на мой взгляд, ее неплохо бы, что называется, разжевать, объяснить людям, что к чему. А когда из всех информационных ресурсов залпом выстреливает лозунг «не дарите подарки в детские дома», то у обычного человека какая будет реакция? «Ну не надо и не надо, пойду лишнюю бутылку пива куплю».

Любой человек готов поменять свою линию поведения только в том случае, если ему будет предложен понятный и простой алгоритм. Не кричите повсюду, что нельзя дарить подарки в детские дома. Скажите по-другому. Скажите, что есть такие-то фонды, вот их телефоны, там вам ответят такие-то люди, это волонтеры, которые такого-то числа едут в детский дом. Эти люди передадут ваши подарки, все сфотографируют и на ваш мейл пришлют. Вот это алгоритм, который понятен. И по факту мы же видим, что у известных фондов это так и работает. Например, нам звонит человек и говорит: «Я бы хотел помочь, но сам поехать не могу, не хочу, боюсь. Могу вам передать». Мы отвечаем, что да, мы готовы, рассказываем ему, какая у нас будет поздравительная программа, где и с кем. Мы пытаемся перенести акцент с самого подарка на то, что это мероприятие будет прежде всего общением, приобщением ребенка к празднику, к творчеству, чему-то хорошему, и это не способ откупиться. Человек заказывает подарок, его привозят, а мы отвозим в наши подшефные учреждения. Это предполагает и нашу ответственность, мы берем у человека контакты и отсылаем ему фотографию с этого праздника и небольшой рассказ. В любом случае, это партнерские отношения, и это важный процесс для всех сторон.

— То есть вы считаете, что призыв не дарить подарки в детские дома мешает развитию благотворительности?

— Да, я так считаю. Этот лозунг впервые появился года три назад, и тогда он был оправдан, потому что в тот момент действительно большие корпорации увлекались покупкой дорогих гаджетов в детские дома. Это и вправду выглядело как попытка откупиться.

Но сейчас этот лозунг уже перешел во вредную стадию. Одно дело — немножко встряхнуть аудиторию: ребята, вы что-то уже не то делаете, вы перешли грань, это уже просто развращает детей. И предложить какие-то понятные цепочки действий. А другое дело — кричать: «Не дарите, не дарите». У нас общество консервативное, настороженное, все новое принимает с трудом, ему все нужно объяснять. Огульное осуждение людей, которые везут подарки в детские дома, приведет лишь к тому, что у нас благотворительность загнется, а люди не захотят больше помогать.

— А ваша организация как будет поздравлять детей?

— У нас 15 подшефных учреждений. Это и детские отделения больниц, и психоневрологический интернат, и детские дома. Мы считаем, что праздник, который есть в нашей жизни, должен быть и в жизни наших подшефных, мы делимся этим праздником с другими. И самая ценная составляющая праздника — общение. Мы такое общение обязательно дополняем тем, что люди хотят через нас передать, и радуемся этому. Вот могу, кстати, конкретную историю рассказать. Один благотворитель привез нам два набора конструкторов — один просто огромный, другой небольшой. Мы пришли поздравлять детей в больницу. Было общение, творчество, игры, праздник, а в конце большой набор мы отдали в игровую, чтобы все дети могли им пользоваться. Второй набор мы еще не успели отдать, как вдруг в игровую входит ребенок, про которого все знают, что он ездит по больницам много лет, что у него очень тяжкая судьба. И выясняется, что у него буквально вчера был день рождения. Наши волонтеры с ребенком пошли в его палату, к его маме, поздравили его с днем рождения, подарили ему набор, которому он был страшно рад. Сама жизнь подсказывает нам пути. Главное — иметь желание помогать и разумный человеческий подход.

«Своим детям мы же дарим то, что они просят»


Арина Бородина, журналист:

— Так получилось, что чуть больше четырех лет назад я впервые оказалась в детском доме как частное лицо. Я пришла туда вместе с режиссером Ириной Морозовой, которая снимала документальный фильм. Одним из героев был мальчик Глеб, у него сильно падало зрение. Глеб — сирота. Кроме потери зрения, у него была масса других диагнозов, и необходимо было перевести его из закрытого подмосковного детского дома в московский, где был бы шанс на новую жизнь без жестких ограничений в будущем. У нас появилась маленькая инициативная группа, мы писали разным чиновникам и в конце концов добились перевода Глеба в московский центр «Наш дом». Когда, наконец, все это закончилось, мне захотелось познакомиться с Глебом, и я попросила Иру взять меня с собой. Честно скажу, ехать одна я боялась, потому что не знала, как все пойдет и что меня ждет. В группе, где жил Глеб, было восемь или девять мальчиков в возрасте от 8 до 12 лет, мы познакомились. Я сразу привязалась к двум мальчишкам — Дане и Никите. Была осень 2013 года, а во второй раз я туда пришла уже в декабре того же года, целенаправленно, с новогодними подарками. С тех пор прошло четыре года, и я регулярно приезжаю в этот детский дом, меня там все давно знают, у нас очень хорошие отношения с директором Вадимом Анатольевичем, с завучами, воспитателями, медработниками. У меня там несколько подшефных групп и несколько детей, которых я опекаю персонально. Дане уже 15 лет. А вообще, я у них там такая «мама-завхоз», так мы шутим иногда. Когда я прихожу, меня все ребята уже узнают, и пока иду к своим, здороваюсь с каждым, общаюсь.

Моя история индивидуальная, я частное лицо, я не связана с фондами, хотя с искренним уважением к ним отношусь, но это мой личный опыт общения с ребятами в детском доме. Сейчас в той группе, где был Глеб, из прежних мальчишек осталось четверо. Кого-то переводили в другие детские дома, появились новые мальчики, у которых, к сожалению, никого из близких нет. Вообще, на моих глазах в этом детском доме менялось множество детских судеб. У двух мальчиков из той моей группы, Толи и Никиты, за это время появились приемные семьи. Горжусь, что не без моего участия. Я все эти годы, как могла, при помощи отзывчивых людей, поддерживала ребят. У Глеба счастливая судьба, Ира Морозова стала его приемной мамой. За это время, что я туда езжу, у центра появился новый комплекс, теперь дети там живут в группах квартирного типа. В той группе, которую я опекаю уже четыре года, по-прежнему живут Даня, Никита, Витя. А недавно вот, к сожалению, еще и Максима вернули из приемной семьи. Он был несколько лет в семье, это очень горькая и тяжелая история. Всего сейчас в группе восемь человек. В течение года я на связи с воспитателем и с ребятами, организовываю для них какие-то мероприятия, досуг, покупаю им необходимые вещи. Приезжаю к ним в гости регулярно, в среднем раз в полтора-два месяца.

У нас есть такой обязательный ритуал. В ноябре я приезжаю к ребятам, они пишут мне новогодние пожелания, и я их открытки храню. В этом году они сделали такую маршрутную новогоднюю карту, разделив лист А4 на восемь частей и написав в каждой части, чего хочет каждый из них. Ребятам сейчас от 14 до 16, а Руслан выпускник, ему уже 18, ему недавно дали квартиру, но, поскольку в ноябре он еще был в интернате и свое пожелание написал, не могла же я его вычеркнуть из списка. В последнюю неделю декабря я приезжаю в детский дом, мы садимся за стол, пьем чай с тортом, фотографируемся у елки, я вручаю ребятам подарки. Мне в эти дни и тяжело, и легко.

По меркам нынешнего времени это один из лучших детских домов России, если про детский дом вообще можно так сказать. С точки зрения бытовых условий там все очень неплохо устроено. Но детский дом есть детский дом: там все казенное. И никто не подарит ребенку на день рождения или на Новый год то, что он сам хочет. В семьях детям дарят то, о чем они мечтают. А в детском доме на государственные средства это невозможно, особенно при нынешней системе госзакупок.

— А если дети просят очень дорогой подарок?

— У нас с ребятами все происходит так. Я собираю их пожелания, мы садимся за стол и обсуждаем. Они, конечно, наперебой галдят, спрашивают, можно ли еще что-то купить, кроме того, что записано в открытке. Но у меня есть бюджет, и я объясняю им и воспитателю, что есть вот такая сумма на каждого, и в нее надо уложиться. Подарки просят самые разные. В этом году один мальчик попросил фен и наушники, другой — комплект постельного белья. Но чаще всего ребята просят, конечно, телефоны, колонки или какие-то технические устройства. Как и все подростки. Иногда я выхожу за рамки своего бюджета, но это в особых случаях. В этом году в группу вернулся Максим, и он спросил меня: «Вы можете подарить мне планшет?» Планшет в бюджет не вписывался, но я сказала, что да, куплю. Он очень ждал его. И был счастлив, когда получил.

Все годы, что я езжу в этот детский дом, мне помогают разные люди, 20–30 человек, среди которых немало известных людей, они знают меня по моей журналистской жизни и знают про моих ребят и детский дом. В этом году мне даже не пришлось писать пост в Facebook и просить собрать деньги на подарки. Многие делали мне переводы сами и заранее, чем сильно облегчили жизнь. Потом я составляю список и еду все это покупать. А это очень непросто. Я бесконечно благодарна всем людям, которые регулярно мне помогают: кто-то дает машину, кто-то может прислать что-то из необходимых вещей, которые просят ребята, кто-то переводит деньги. Благодаря этой помощи я, в свою очередь, могу помогать конкретным детям, решать многие проблемы, которые в силу разных причин не имеет возможности решить детский дом. Я, конечно, всегда потом пишу пост в Facebook, рассказываю, как все прошло, что я купила, как вручали, благодарю всех, кто помог,— чтобы люди знали об этом.
Помимо подарков деньги идут и на другие нужды: иногда необходимо очень быстро купить дорогое лекарство или какую-то вещь, а система закупок в детских домах очень неповоротливая.

Или, например, обувь — у Дани 46-й размер, он стремительно растет, в детском доме на складе обуви такого размера нет. Я покупаю. Вот сейчас ребятам в лагерь надо было ехать, покупала в очередной раз носки и зимние перчатки. Потому что на складе нет, а по запросу прислали варежки. А там подростки 15–16 лет, ну какие варежки… Какие-то покупки я согласовываю с директором Вадимом Анатольевичем Меньшовым, он лучше знает ребят, иногда он и сам обращается, когда срочно что-то нужно. А если он говорит, что вот этому ребенку не нужно покупать эту вещь, потому что он очень плохо себя вел и поощрять его не надо, я соглашаюсь. Но мы все обсуждаем. Я 24 часа в сутки на связи с детским домом, тут у меня точно нет ни выходных, ни праздников. Потому что в детском доме все непредсказуемо.

Вторая группа в этом детском доме, которую я опекаю уже несколько лет,— дети с тяжелыми нарушениями развития, они раньше жили в ДДИ. Я их опекаю уже третий год, двое ребят там на колясках, одна девочка с ДЦП лежачая, из восьми детей разговаривать умеют четверо. Вот эти четверо, три мальчика и одна девочка, им от 12 до 14 лет, заказывают мне на Новый год подарки сами. Другим мы покупаем по рекомендациям воспитателя, они знают, что этим девочкам лучше нужно для развития эмоциональной сферы. Кукла, коляска, музыкальный телефон… Один мальчик второй год подряд заказывает машину скорая помощь. Понятно, почему у него такая ассоциация и желание иметь именно ее — многие из этих детей слишком часто бывали в скорой помощи и никакой другой машины не видели. Но вы попробуйте найти в магазине такую машинку! Никогда не думала, что в моем возрасте для меня будет такой радостью отыскать где-то в завалах «Детского мира» одну-единственную скорую помощь. Я радовалась, как дитя. Я стараюсь никогда не отступать от «заказа», потому что ребенок ждет именно этот подарок. А иначе все теряет смысл. Своим детям дома мы же дарим то, что они просят, а дети есть дети.

— Специалисты говорят, что подарки от знакомого человека — это нормально, а вот от незнакомых людей — вредно.

— В прошлом году в этот детский дом приезжал Сбербанк — поздравляли ребят. Так совпало, что я была на том вечере. Все собрались в актовом зале, был концерт, каждого ребенка по имени приглашали на сцену и вручали ему красиво упакованный подарок. То есть не скопом всю группу поздравили по разнарядке, купив, к примеру, 10 планшетов, или, как это бывает, поздравляя за месяц всех именинников разом с днем рождения, а каждого по отдельности, и подарили каждому то, что он хотел. Пожалуй, Новый год — единственный праздник, когда эти дети знают, что им будут дарить подарки. Те, что они просят. Искать подарки персонально каждому очень сложно. Особенно, когда детей много. И если получается, это замечательно.

Я не вижу в этом ничего плохого. И поэтому, когда я слышу, что не надо, мол, ничего дарить в детские дома на Новый год для галочки, у меня это вызывает сильное отторжение. Да пусть лучше дарят подарки детям, чем тратят деньги на корпоративы. В этом году одна крупная компания спрашивала у каждого ребенка, чего бы ему хотелось. Это не просто 30 гаджетов, 30 телефонов, 30 коробок лего. Нет, каждому ребенку помогли исполнить его желание. У нас же нет вопросов, когда наш собственный ребенок пишет в Новый год Деду Морозу письмо и просит у него сто пятую куклу или сто шестое лего. Мы вздыхаем, но идем и покупаем лего, куклу, телефон. Потому что это наш ребенок и нам хочется исполнить его мечту. А чем же отличается ребенок, у которого никого нет? Он же тоже хочет получить красивую вещь! И каждый год об этом мечтает. Он не может перестать этого хотеть, потому что он точно такой же ребенок, как любой другой, живущий в семье. Да, я понимаю, что это развивает потребительское отношение в детях, живущих в детских домах, но если организовано все грамотно, красиво, если есть индивидуальный и уважительный подход к ребенку, если ребенок счастлив, то я не вижу в этом ничего плохого. Я радуюсь, когда мне дарят на день рожденья то, что мне нужно, и то, что я прошу. И ребенок в детском доме точно так же этому радуется. Больше того, даже если детям дарят подарки оптом, я тоже не вижу в этом ничего дурного. Нам тоже часто дарят не индивидуальные, а корпоративные одинаковые презенты. Но они все равно приносят положительные эмоции. Потому что это подарок.

У нас очень консервативное общество, очень непростое. Но в последнее время люди стали как-то больше интересоваться благотворительностью, она вошла в нашу повседневную жизнь, много есть достойных фондов, которые сдвигают с мертвой точки в том числе и проблемы сиротства. Но все равно граждане еще настороженно к этому относятся. Часто не доверяют. И я боюсь, что слова уважаемых людей, призывающих не дарить подарки в детские дома на Новый год, отобьют у наших граждан зарождающееся чувство сострадания, желания помочь, как-то поучаствовать в жизни детей, у которых нет близких.

— То, что сразу много разных людей дарят подарки одному ребенку, не оказывает на него негативного влияния?

— Ну вот в семье ребенок ждет подарка от мамы с папой, бабушки с дедушкой, от каких-то друзей и родственников. Почему у ребенка в детском доме должен быть только один подарок? Вообще, тут дело не столько в подарках как таковых, сколько в индивидуальном подходе. Одна девочка, Марина, ей 14 лет, попросила у нас в подарок МР3 с песней «Потолок ледяной, дверь скрипучая», она ее в лагере пела. Моя приятельница, Наташа Кудрявцева, с которой мы в последнее время вместе ездим и за покупками, и в детский дом, закачала в плеер и эту песню, и много других из известных кинофильмов. А когда мы пришли в детский дом, оказалось, что Марине уже подарили МР3, но пустой, без музыки. То есть мечту вроде как осуществили, но наполовину. И вот она ходит с этим плеером в наушниках по комнате в детском доме, а в плеере одна радиостанция работает. Мы ей вручили наш плеер с той песней, которую она хотела. Она села, стала раскачиваться и петь эту песню вслух. Оказалось, что и некоторые другие песни, записанные Наташей, она тоже знает. И столько радости у нее было, и так хорошо она пела, хотя с речью у девочки проблемы… А потом говорит нам про плеер: «Я не хочу расставаться с ним до конца жизни». Вот в чем дело — не в плеере, а в том, что ребенок с помощью этого подарка реализовал свою мечту. Видели бы вы ее глаза. Или мальчика Витю, надевшего наушники, которые он так ждал: он улыбался во все лицо.

Конечно, в ситуации с поздравлениями спонсоров есть нюансы. Тут многое зависит и от компании-спонсора, и от руководства детского дома. Но, организовав детям хороший концерт, викторину, можно их развивать. Это точно не самое плохое и это точно лучше, чем если бы дети шатались по улице, как это часто бывает. А оставив детей в Новый год без праздника, можно причинить ребенку боль. Не к каждому придет волонтер. И не у каждого волонтера есть финансовая возможность сделать подарок, у них может не быть денег, а дети все равно ждут. Я знаю очень хороших волонтеров, которым я перевожу деньги, и они покупают подарки и вещи детям, к которым ходят. И еще я всегда исхожу из одной простой, возможно, очень сентиментальной, но тем не менее важной, для меня мысли. Я не знаю, что ждет детей из детского дома дальше. Будущее детей с тяжелыми диагнозами очень трагично, если только им на жизненном пути не встретится усыновитель. Это будущее беспросветное. А вот праздники, подарки на Новый год — те небольшие радости, которые, возможно, они потом будут вспоминать. И те, кто войдет в самостоятельную жизнь, и те, кто будет ее лишен в силу печальных обстоятельств, все равно будут это помнить. Это все останется с ними. Поэтому я всей душой за подарки для детского дома при всех издержках этого новогоднего ритуала.

Автор: Ольга Алленова





Ссылка на источник


Tags: благотворительность, дети, добро, обучение, общение, отношения, помощь, приют, сироты, социальные проблемы, спонсор, фонд
Subscribe

Posts from This Journal “сироты” Tag

Buy for 30 tokens
Благотворительный фонд «Детский паллиатив» выпустил пособие «Разрешить нельзя запретить». 20 вопросов и ответов для медицинских сестер, сотрудников отделений реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ). Пособие, посвященное тонкостям совместного пребывания родителей с…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments