Alexander Vitkovski (alev_biz) wrote,
Alexander Vitkovski
alev_biz

Вредят ли девочкам игры в принцесс и монстров

Девочки обожают принцесс, причем не только нынешнее поколение, но и предыдущие. Однако многие современные психологи, опираясь на результаты новых исследований, утверждают, что такие игры способны навредить психике детей. Так ли это?

Вредят ли девочкам игры в принцесс и монстров

Зарубежное исследование показало: девочкам вредно часто играть в принцесс. По мнению экспертов во главе с профессором Сарой Койн, культура игры в принцесс навязывает юным леди гендерные стереотипы, а также искажает взгляд на женскую анатомию. Мы решили узнать, что думают российские специалисты на этот счет.



Когда слышишь о таких исследованиях, создается впечатление, что ученые берут каких-то детей в вакууме, которые играют только в принцесс или монстров, и больше ничего не видят. Но на самом же деле это совсем не так. Девочки всегда играли в принцесс, и результаты этих игр, их последствия всегда были разными – это зависит не от конкретной игры, а от того, что еще (помимо игр) происходит с девочкой. Нормальная девочка в детстве слушает не только сказки про принцесс, она видит свою маму, бабушку и соседку, и откуда именно она возьмет ролевую модель, трудно предугадать. Но если предположить, что девочку напитывают только темой принцесс, то тогда это, конечно, беда, и вопрос уже возникает не к диснеевским мультикам, а к родителям ребенка.
Жанна Савенко. Аналитически-ориентированный детский психолог.

Оказалось, что девочки, которые слишком увлечены темой принцесс, становятся жертвами стереотипа о беспомощности, слабости и не слишком большом уме женщин. По словам Сары Койн, мир принцесс в основном населен хрупкими девушками, образы которых навязывают детям мнение о том, что женщина не должна (или не может) интересоваться математикой и естественными науками, что ей не пристало пачкаться, а значит, и экспериментировать и открывать для себя мир во всей его красе. Кроме того, красота и худоба некоторых принцесс говорит девочкам о том, что внешность играет очень большую роль в жизни женщины и становится залогом ее успеха.

Но ситуацию немного выравнивают мальчики, которые под влиянием современных игрушек, комиксов и фильмов стремятся к тому, чтобы стать сильнее, мужественнее и ответственнее. При этом профессор подчеркнула, что в ограниченных дозах игры в принцесс и просмотр соответствующих мультипликационных лент не вредит подрастающему поколению юных особ.

Роль, в которой ребенок застрял


Частые игры в принцесс, если мы говорим о сюжетно-ролевой игре, как и любые другие, – важны. Именно через проживание роли ребенок начинает понимать связанные с ней действия, примеряет на себя разные образы, формы поведения, у него появляется возможность их прочувствовать. Причем эмоции в игре настоящие, несмотря на ее «понарошковость», и ребенок научается справляться с ними, контролировать и проявлять их по отношению к детям и взрослым безопасно. Игра в принцессу – это тоже «примерка» на себя определенной роли: принцессы нежные, чувствительные, вежливые, заботятся о подданных, гуляют по паркам и ходят на балы. В игре главную роль играют отношения, то есть вежлива ли принцесса с окружающими, какая она, что она делает. И если девочка выбрала именно такой образ, значит, ей важно что-то из него прочувствовать или в нем разобраться. Это естественный процесс.
Наталья Беляева. Педагог и воспитатель, руководитель проекта «Культура игры» в Санкт-Петербурге.

Если ребенок зацикливается на одной роли, то в этом всегда есть причина. Иногда это приятное состояние для него, которым он еще не наигрался (или в которое он «сбегает» от стресса), но бывает, что такое «застревание» связано с тем, что ребенку что-то непонятно, где-то не удается разобраться с «новым платьем» (ролью), что-то в этом «наряде» не так и он ищет решения. В такой ситуации задача взрослого – прийти в игру и помочь в этих поисках, но обязательно в игре, через действия, а не через совместный с ребенком психоанализ. И если говорить о том, становятся ли игры в принцесс источником гендерных стереотипов, то я считаю, что источником всегда являются не игры, а отношение к ним окружающих, ибо отношение взрослых и других детей зачастую диктует выбор роли ребенком.

Волей–неволей родители поощряют, когда девочки играют в куклы, а мальчики – в машинки. Мы и игрушки покупаем, заранее программируя детей на определенное гендерное поведение. От этого не уйти. Ребенок видит эмоциональное поощрение от окружающих, и ему выбранная игра нравится все больше и больше. Если девочка вдруг взяла в руки машинку, а ее остановили, потому что в эту игру играют мальчики, и дали ей в руки что-то другое – это и есть формирование гендерного стереотипа. Игра сама по себе его не формирует, для детей игра – это способ исследовать и приобретать новые навыки, а вот направление этой игры и ее оценку часто задают взрослые, отсюда рождаются стереотипы.

Но что мы, как родители, как мамы девочек должны обо всем этом думать? В конце концов, это уже не первый случай, когда игрушки, мультфильмы и увлечения девочек винят в том, что они вредят формированию личности. Взять хотя бы нашумевшую историю с куклами серии «Школа монстров» (Monster High), поступивших в продажу по всему миру шесть лет назад. Эти куклы, которых выпускает компания Mattel, создатель Барби, снискали весьма противоречивую славу: с одной стороны, они получили благоприятные отзывы от профессионального сообщества (серия получила несколько наград), а с другой – массу негативных отзывов от журналистов, родителей и некоторых детских психологов.

Прежде всего взрослых смутила откровенная сексуальность образов кукол серии «Школа Монстров», а также характеры персонажей, которые представляются критикам бездельницами, глупыми модницами и весьма невоспитанными особами. Справедливости ради стоит отметить, что по задумке авторов серии, среди их «подопечных» есть борцы за чистоту окружающей среды, спортсменки и ученицы с высоким уровнем интеллекта.

Впрочем, все эти достоинства как-то сразу меркнут перед тем фактом, что девицы из Монстр Хай очень уж страшные. Ну еще бы, ведь их образы вдохновлены фильмами ужасов и хоррор-романами: здесь дочери зомби, Дракулы, Франкенштейна и оборотня.

Ребенку важно помочь сделать правильные выводы


Лично мне эти игрушки не нравятся, но вредными или опасными они быть не могут сами по себе. Если, играя с ребенком, мы обсуждаем внешний вид кукол, почему они такие и бывает ли так не понарошку, а по-настоящему, то мы находимся в поле, где ребенок делает свои выводы, оценивает куклу и формирует свое отношение к ней, ее образу. В такой ситуации выводы ребенка, его мысли не станут для нас неожиданностью, и он сможет задать вопросы, на которые получит ответы, уточнит что-то. Проблемы и опасности появляются в тот момент, когда ребенок остается один на один с медиа-индустрией, которая с этими куклами связана, смотрит один мультфильмы о них и делает выводы сам, не имея сформированных ценностей, в момент, когда он еще только исследует самого себя, что такое хорошо, а что такое плохо, как к этому относиться, как другие относятся к этому.
Наталья Беляева. Педагог и воспитатель, руководитель проекта «Культура игры» в Санкт-Петербурге.

Если во время этих исследований быть с ребенком рядом, разговаривать с ним, обсуждать увиденное, интересоваться его личным мнением, тогда не возникнет опасностей и страха, что дети начнут копировать поведение кукол-монстров из мультфильмов, совершенно не осознавая своих действий. Важно уважать интерес ребенка, быть проводником, показывать незамеченное, обсуждать. На этом строится вся гуманная педагогика. Опасность и вредоносность – они в первую очередь не от игрушек, а от той информации, которую дети считывают с них.

В общем, понятно, что неоднозначность кукол «Школы монстров» стала причиной горячих споров вокруг них: некоторые родители даже требовали запретить эти игрушки как опасные для психического здоровья детей. Кажется, у этих родителей появился шанс добиться своего: в скором будущем Таможенный союз стран Евразийской экономической комиссии планирует принять технический регламент «О безопасности игрушек».

В нем говорится, что под запрет на ввоз на территорию Таможенного союза попадут игрушки, способные спровоцировать «пренебрежительное отношение к расовым особенностям и физическим недостаткам людей», а также вызывать приступы агрессии. Иными словами, игрушкам предстоит проходить нравственный контроль, который будет осуществлять специальная экспертная группа (сейчас безопасность игрушек оценивается только по их составу, гигиеническим и токсикологическим свойствам).

По мнению ряда психологов, это полезное начинание, поскольку игрушки-монстры якобы лишают мальчиков и девочек выбора, словно бы навязываясь своим вызывающим видом, провоцируя их купить, что тоже неполезно, ведь так рушатся представления о культуре контролируемого потребления. Ну а кроме того, они не только могут стать причиной агрессии, но и нарушают преставления детей о пропорциях, масштабах и естественности человеческого тела.

В народных сказках есть герои и пострашнее


Дети, играя с игрушками-монстрами, никак себя не травмируют. Да, они могут их рисовать, изображать как-то, но и это связано не с тем, что с ребенком вдруг что-то стало не то, а с тем, что вот в данный момент времени он увлечен определенной темой, фантазирует и придумывает. Дети играют в самых разных существ, слушают страшные, жуткие народные сказки, и там бывают монстры пострашнее, чем те, которые продаются в магазинах. Совершенно нормально, если среди игрушек ребенка – неважно купили вы ему их или он слепил их из пластилина, опираясь на свою фантазию, – будут монстры. Многие родители и мои коллеги стали весьма впечатлительные, постоянно шокируются и, такое ощущение, что хотят на всякий случай кого-то обвинить в неблагополучии детей.
Жанна Савенко. Аналитически-ориентированный детский психолог.

Кажется, и это мы уже где-то слышали? Много лет не утихали споры о том, как ужасна кукла Барби, как чудовищно ее тело – тонкая талия, большая грудь, непропорционально длинные ноги, слишком яркий макияж. Кроме того, борцов за гендерное равноправие волновала и социальная роль персонажа Барби: кто она, чем занимается? Красит волосы и ногти, живет в розовом доме, катается на пони, поет и участвует в конкурсах красоты? Mattel слышала этот недовольный гул и каждый год выпускала Барби в новых образах: она была врачом, астронавтом, дрессировщицей, палеонтологом, кандидатом в президенты, программистом, спортивным тренером. И все это – с той же лучезарной улыбкой и длинными белыми волосами.

Недавно нереальный мир неестественной Барби рухнул: Mattel сделала несколько кукол, образы которых максимально приближены к человеческим. Сейчас можно купить темнокожую Барби, рыжую Барби, Барби маленького роста, Барби с широкими бедрами, Барби с короткой стрижкой и так далее.

Только вот что: куклы, принцессы и монстры – они для детей. И у детей есть отличный инструмент для того, чтобы вообразить даже самую уродливую игрушку кем угодно – императрицей, ветеринаром, поваром, учителем, физиком-ядерщиком в розовой пышной юбке и с голубыми волосами. Этот инструмент – фантазия. Дети прекрасно знают, что принцессы – это не только беззаботное пение, магия и бесконечная любовь, но и храбрость, сила характера и умение следовать за мечтой.

Автор: Лена Аверьянова





Ссылка на источник

Tags: дети, знания, обучение, отношения, поведение, помощь, психология, социология
Subscribe

Posts from This Journal “психология” Tag

Buy for 20 tokens
Глядя на своих детей, каждый из нас рад и спокоен, когда они здоровы, когда смеются, бегают, играют. Когда им не больно. Но есть те, кто видит боль своих детей каждый день, боится отвести глаза, чтобы не потерять своего ребенка, борется за его жизнь. Ирина и Николай Османовы просят Вас о…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments