Alexander Vitkovski (alev_biz) wrote,
Alexander Vitkovski
alev_biz

Сон зависит от культуры

Часто можно услышать, что современная цивилизация испортила человеку сон, и что мы, живущие в городах, окруженные ноутбуками и смартфонами, купающиеся в искусственном освещении, спим намного хуже, чем наши предки, которые были ближе к природе. (Под «хуже» здесь имеется в виду, что мы в последнее время спим меньше, чем надо, и сон наш неглубок и беспокоен.)



Сон зависит от культуры
Малагасийцы на рисовом поле

Однако исследования, которые проводятся с людьми из «нецивилизованных» народов, говорят о том, что на самом деле эти земледельцы и охотники-собиратели из африканских и южноамериканских коренных племён спят столько же, если даже не меньше, чем городские жители развитых стран. Да и сон у тех, кто остался «близок к природе», не такой уж глубокий.

Так, в статье, которую антропологи из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе опубликовали в 2015 году в Current Biology, говорится, что индейцы чимане в Боливии, народ хадза в Танзании и бушмены в Намибии проводят в постели от 6,9 до 8,5 ночных часов, причём собственно на сон они тратят 5,7–7,2 часа (зимой – на час дольше). Известно, что современный цивилизованный человек спит в среднем 6,5–7,5 часов, то есть, получается, всё-таки больше, чем коренной земледелец и охотник-собиратель.



Сон зависит от культуры
По ночам люди хадза спят неглубоко и с перерывом

Но пусть мы спим столько же или даже больше, чем охотники-собиратели – может быть, наш сон хуже сам по себе? Дэвид Сэмсон (David Samson) и его коллеги из Университета Дьюка, Университета Невады и Университета Дар-эс-Салама почти четыреста дней наблюдали за тем, как спят несколько десятков охотников-собирателей из африканского племени хадза; похожий эксперимент провели с жителями Мадагаскара, которые до сих пор занимаются традиционным сельским хозяйством, только за ними наблюдали около трёхсот дней.

И хадза, и малагасийцы носили специальный прибор на запястье, который регистрировал движения тела и фиксировал периоды сна (заодно отмечая, был ли сон спокойным или беспокойным). Кроме того, некоторые участники эксперимента носили на голове электроды, с помощью которых можно было следить за активностью мозга.

По словам авторов работы, и хадза, и малагасийцы спали в среднем 6,5 часов, что, в общем, согласуется с данными антропологов из Калифорнийского университета в Лос- Анджелесе. Но, кроме того, их ночной сон был сравнительно неглубоким: записи электрических ритмов мозга показали, что медленноволновая фаза сна и фаза быстрого сна были у земледельцев и охотников собирателей относительно короткими, а те, кому приходилось спать в окружении соплеменников или членов семьи, по ночам просыпались несколько раз.

Вероятно, чтобы восполнить недостаток ночного сна, и те, и другие спали днём. У хадза, ложившихся ещё раз вздремнуть во второй половине, дневной сон длился в среднем 47,5 минут. Мадагаскарские земледельцы спали раз или два по 55 минут в самое жаркое время дня; ночной сон начинался у них ранним вечером, и вскоре после полуночи малагасийцы просыпались и бодрствовали около часа. По историческим свидетельствам, такой же двухчастный ночной сон был и у жителей Западной Европы, живших 200–500 лет назад, то есть в доиндустриальную эпоху. Подробно результаты наблюдений описаны в статьях в American Journal of Physical Anthropology и в American Journal of Human Biology.

Очевидно, что режим сна у людей оказался достаточно пластичен, чтобы подстраиваться под изменяющиеся обстоятельства, и когда усложнение культуры потребовало больше времени на активную жизнь, сон «сконцентрировался» – вместо нескольких периодов неглубокого сна мы стали спать глубоко и только в один заход.

В то же время исследования, подобные этому, демонстрируют, что связь между режимом сна и состоянием здоровья может быть сложнее, чем кажется. Известно, что плохой сон сопутствует нарушениям в обмене веществ, ожирению и т. д., однако тут стоит помнить, что когда говорят об общих медицинских последствиях неправильного сна, то часто имеют в виду не только его количество, но и сам суточный ритм.

На сон можно тратить нужное количество часов, однако, если ложиться спать то днём, то ночью, то ранним утром, то ранним вечером, биологические часы придут в негодность, что плохо отразится на состоянии здоровья. С другой стороны, если сравнивать «малоспящих» охотников хадза и, к примеру, банковских служащих, то тут стоит учитывать довольно-таки разную среду, в которой живут те и другие: возможно, что неглубокого прерывистого сна вполне хватает в условиях африканской саванны, а вот городскому жителю следует спать как раз долго и глубоко.

По материалам ScienceNews.

Автор: Кирилл Стасевич

Ссылка на источник

Tags: знания, исследования, культура, мозг, наука, нейробиология, сон, социология
Subscribe

Posts from This Journal “сон” Tag

Buy for 20 tokens
Глядя на своих детей, каждый из нас рад и спокоен, когда они здоровы, когда смеются, бегают, играют. Когда им не больно. Но есть те, кто видит боль своих детей каждый день, боится отвести глаза, чтобы не потерять своего ребенка, борется за его жизнь. Ирина и Николай Османовы просят Вас о…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments