Alexander Vitkovski (alev_biz) wrote,
Alexander Vitkovski
alev_biz

В Москве проблемой ВИЧ занимаются люди, за работу которых городу должно быть стыдно

Заболеваемость ВИЧ в Москве выросла на 20,4% за год, следует из ежегодного статистического сборника Минздрава РФ. В 2017 году врачи выявили 2,9 тысячи заболевших против 2,4 тысячи в 2016 году. Директор фонда «СПИД.Центр» Антон Красовский — о том, почему это происходит.

В Москве проблемой ВИЧ занимаются люди, за работу которых городу должно быть стыдно

Московские власти занижали и занижают статистику по уровню заболеваемости ВИЧ — реальные цифры выше в два, если не в три раза — и антинаучно подходят к профилактике и борьбе с эпидемией. В Москве не лечат людей, которые живут здесь с временной регистрацией и без нее. Главный город страны всегда является центром эпидемии. Данные о росте заболеваемости в 20% я считаю попыткой вернуть в реальность московский департамент здравоохранения, который за счет городского бюджета приобретает устаревшие лекарства. Хотя Минздрав и московский департамент здравоохранения все отрицают, ВИЧ-инфицированным москвичам выдают «Ставудин» (лекарство, разработанное в 60-х; в 2009 году ВОЗ рекомендовала прекратить его использование из-за долгосрочных необратимых побочных эффектов), а приезжим и вовсе ничего не дают.



Власти традиционно занимают, как они это называют, «альтернативную позицию» относительно профилактики ВИЧ. Она основывается на «скрепах» и вопросе «А зачем лечить?». Я вам расскажу реальную историю: студент сдает экзамен на эпидемиолога, у него спрашивают, что делать, когда у человека обнаруживают ВИЧ-инфекцию. Он отвечает, что нужно сразу начать лечение, а председатель экзаменационной комиссии встает и говорит: «Зачем? Деньги у онкологии отбирать?»

То есть ему вообще не приходит в голову, что ВИЧ — вирусное заболевание, что инфицированный человек, прожив без лечения два года, инфицирует еще нескольких. В свое время, главным образом благодаря советским ученым, во всем мире были уничтожены вирусы оспы и полиомиелита, и им не приходило в голову вот это: «У онкологии отберем?» В Москве люди хотят лечиться, тут нет такого числа наркопотребителей, как в регионах, нет наркотического очага. А им не дают таблетки: «Зачем вам? У вас все нормально, вы еще ходите, у вас нет цитомегаловирусной инфекции, нет побочек, у вас количество CD4-лимфоцитов ниже 350 не опустилось». И это вместо того, чтобы сразу начать лечение, заниматься секс-просветом и пропагандировать безопасный секс.

У нас нет адекватных просветительских кампаний по профилактике ВИЧ. Сотни миллионов рублей тратятся на неэффективную рекламу про Петра и Февронию, лебединую верность. А ведь на эти деньги можно было бы построить СПИД-центры.

Я не понимаю, почему в городе, который так круто и динамично развивается, где в некоторых областях медицины, например, в паллиативе, совершаются невероятные изменения в лучшую сторону, проблемой ВИЧ занимаются люди, за работу которых городу должно быть стыдно, а москвичам — страшно.

Я постоянно задаюсь вопросом: что заставляет Москву так себя вести? С московским бюджетом, административным ресурсом и возможностями эпидемию можно взять под контроль за год. Здесь она развивается как в 1980-е годы в Нью-Йорке или Сан-Франциско. Власти понимают, как бороться с ней, потому что в свое время эпидемию ВИЧ взяли под контроль во всех крупных городах мира. ВОЗ обучила всю Южную Африку пользоваться презервативами и принимать таблетки. И вот, когда есть понятные схемы борьбы с вирусом, когда ясно, как все это работает и можно обеспечить доступ специалистов в глушь, наши власти делают все, чтобы эпидемия распространялась и дальше. Я считаю это вредительством по отношению к русскому народу.

Стали ли россияне чаще проверяться на ВИЧ? Нет. Минздрав говорит о росте числа проверившихся людей, но фактически речь идет о росте числа сданных тестов: кто-то просто сдает их несколько раз, например, женщина на сохранении за время беременности может сдать тест и четыре раза. В реальности проверяется на ВИЧ 10% от всего населения. Что это значит? Идет пенсионерка на операцию и сдает тест, но она не входит в группу риска. Конечно, бывают случаи, когда и пенсионеры заражаются, но это редкость. А вот активные половозрелые граждане в возрасте 13–50 лет не проверяются. Это уязвимая группа, люди из крупных городов, где повсеместно употребляются инъекционные наркотики. Люди ничего не знают о ВИЧ, тянут до последнего и стараются о нем не думать.

Справка:

«Ставудин» входит в «Перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов для медицинского применения на 2018 год», утвержденный постановлением Правительства РФ от 28.12.2016 № 1512. В марте прошлого года Минздрав объявил новые аукционы на закупку препаратов для ВИЧ-инфицированных, среди которых был «Ставудин». Еще в 2014 году «Пациентский контроль» требовал исключить этот препарат из перечня ЖНВЛП.

Записала Анна Алексеева





Ссылка на источник

Tags: ВИЧ, Минздрав, СПИД, инфекции, медицина, социальные проблемы, эпидемия
Subscribe

Posts from This Journal “ВИЧ” Tag

Buy for 20 tokens
Глядя на своих детей, каждый из нас рад и спокоен, когда они здоровы, когда смеются, бегают, играют. Когда им не больно. Но есть те, кто видит боль своих детей каждый день, боится отвести глаза, чтобы не потерять своего ребенка, борется за его жизнь. Ирина и Николай Османовы просят Вас о…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments