Alexander Vitkovski (alev_biz) wrote,
Alexander Vitkovski
alev_biz

Чашечку кофе?

«Потребление кофе связано с пониженным риском смерти» — примерно такие заголовки скоро можно будет увидеть в сети.

Чашечку кофе

Новый доклад Института научной информации о кофе (ISIC), как сообщает его пресс-релиз, «рассматривает возможное влияние потребления кофе на смертность от всех причин — некоторые исследования указывают на снижение риска на 17 процентов». Мы воспользовались поводом поговорить о качестве научных исследований питания и о том, действительно ли вы продлеваете себе жизнь несколькими порциями эспрессо в день.



В этом сообщении про кофе и риск смерти интересно все, но не по очевидным причинам — к сожалению, о том, действительно ли кофе продлевает жизнь, вы из этого текста не узнаете. Хотя бы потому, что уверенно говорить о наличии такой зависимости можно только после многоцентрового двойного слепого плацебо-контролируемого эксперимента (и не одного). Это означает, что надо:

0) Предположить, как именно кофе может продлевать жизнь — каким может быть биологический механизм работы этого его полезного свойства;

1) Случайным образом разбить достаточно большое количество участников эксперимента — чем больше, тем лучше — на две большие группы;

2) Сделать так, чтобы ни участники эксперимента, ни экспериментаторы не знали и не могли узнать, кто в какую группу попал;

3) При прочих равных условиях, например одинаковых диетах и режимах дня, одну группу поить кофе, а вторую напитком, неотличимым от кофе, но не кофе. Тут, кстати, попутно надо будет еще решить, что именно делает кофе кофе (Кофеин? Антиоксиданты? Дитерпены?);

4) Проводить этот эксперимент в нескольких странах под руководством разных исследовательских групп, неукоснительно соблюдающих его протокол;

5) Поскольку до определенного возраста ненасильственная смерть здоровых людей — событие довольно редкое, проводить эксперимент в течение долгого времени, пристально следя за поведением участников (в идеале вовсе не выпуская их в окружающий мир, где они будут разбредаться и вести себя не по правилам вашего эксперимента).

Возможно, когда-нибудь наступит счастливое научное будущее, в котором такие эксперименты будут возможны, и мы, наконец, узнаем всю правду о кофе, вине и шоколаде. Но пока таких исследований нет, а то, что есть, — как правило, обсервационные, или наблюдательные, исследования. Экспериментатор просит участников эксперимента вести дневник питания (причем люди ошибаются и врут сами себе и экспериментатору настолько часто, что этот способ сбора данных давно и заслуженно критикуют), а потом пытается разобраться, как то, что они ели, соотносится с состоянием их здоровья и судьбой. Еще можно ставить эксперименты на (других) животных, но распространять их выводы на людей будет не вполне корректно.

Невозможность провести строгий эксперимент не означает, что мы обречены ничего не знать о пользе или вреде еды и можем сложить лапки в ожидании счастливого научного будущего. Обсервационные исследования и эксперименты на животных — примерно как демократия: худшая форма исследований, если не считать всего остального, что мы пробовали. С их помощью мы узнали много важного, например, о вреде курения и трансжиров. Просто «употреблять» результаты обсервационных исследований надо грамотно.

Итак, этот текст не о кофе и риске смерти, а о качестве научной информации и прочих публикациях, которые под нее маскируются. Начнем с того, что Институт научной информации о кофе — это не научно-исследовательская организация, как пытается намекнуть его название и адрес сайта, а отраслевая НКО, созданная шестью европейскими производителями кофе: illycaffè, Jacobs Douwe Egberts, Lavazza, Nestlé, Paulig и Tchibo.

Очевидно, некоторая научная информация о кофе для такого института будет равнее, приятнее и интереснее прочей. ISIC, само собой, утверждает, что не контролирует работу ученых и поощряет публикацию любых научных результатов, а не только тех, которые были бы выгодны производителям кофе. И, справедливости ради, мы решительно ничего не можем сказать о том, действительно ли конкретная организация ведет себя честно или нечестно. Вполне возможно, все исследователи, чьи работы поддерживает ISIC, вели себя образцово и ни на шаг не отступали от научного метода.

Но и здесь есть две проблемы. Как мы уже выяснили, провести по-настоящему качественное научное исследование такого нетривиального вопроса крайне сложно, и нам приходится довольствоваться менее строгими исследованиями (что неизбежно ослабляет нашу уверенность в их результатах). Кроме того, при должном уровне владения математическим аппаратом и некоторой беспринципности сырые данные можно «приготовить» как угодно. Портал FiveThirtyEight в одном своем материале показал, как можно опросить 54 читателя и выяснить, подтвердив выводы статистикой, что люди, которые едят бананы, показывают лучшие результаты в текстовой части американского экзамена SAT по сравнению с математической (а картофельные чипсы, наоборот, помогают с математикой).

Качество и последовательность научных результатов в области науки о питании довольно хорошо иллюстрирует другое, более научное исследование, которое в 2013 году провели Джон Иоаннидис и Джонатан Шенфельд. Для статьи в American Journal of Clinical Nutrition они выбрали из поваренной книги 50 случайных ингредиентов — например, сельдерей, горчицу, поваренную соду и лавровый лист. Проанализировав базу научных статей PubMed, ученые выяснили, что для 40 из них есть исследования о связи этих продуктов с онкологическими заболеваниями, и в 75 процентах этих исследований статистическая значимость результатов — уменьшает или увеличивает риск рака потребление продукта — была низкой или вовсе отсутствовала. Для некоторых продуктов, например кукурузы, картофеля, чая и того же кофе, показания расходились настолько, что при желании научными исследованиями в рецензируемых журналах (там, где работу перед публикацией читали и оценивали независимые рецензенты) можно было уверенно подтвердить любой из двух противоположных выводов.

То есть даже если предположить, что источник финансирования научного исследования никак не влияет на его результаты, у нас есть основания в этих результатах сомневаться. Но существует и вторая проблема: буквально все, что мы знаем об исследованиях, спонсируемых компаниями, намекает на то, что такое предположение ничем не обосновано. Мы не можем однозначно сказать, как это работает — возможно, никто на самом деле даже не нарушает нормы научной этики. Может быть, компании просто заранее выбирают и поддерживают благосклонно настроенных к ним ученых, которые, даже не задаваясь специально такой целью, проведут исследование в нужном им ключе. Или же, вопреки громким заявлениям, невыгодные результаты, особенно отрицательные, то есть не подтвердившие исходную гипотезу авторов, просто не публикуются.

Если посмотреть на одни лишь выводы опубликованных научных работ, мы видим, что у исследований, поддержанных бизнесом, эти выводы с большей вероятностью будут полезны бизнесу. Принцип «кто платит, тот заказывает музыку» работает для газированных напитков, газировки с искусственными подсластителями, лекарств, сока и молока и, возможно, для исследований пищевых продуктов в принципе (в последнем случае авторы нашли перекос в пользу производителей продуктов, но результат не был статистически значимым).

Иногда выводы, к которым приходят авторы спонсируемых компаниями исследований, настолько оригинальны, что в них трудно не усомниться, даже не вдаваясь в методологию исследования: в 2011 году в совершенно обычном научном журнале вышла знаменитая статья о том, что дети, которые едят конфеты и шоколадки, весят меньше, чем ровесники, которые их не едят. Спонсор этих выводов — Национальная ассоциация кондитеров, американское отраслевое объединение производителей сладостей. Иногда компании работают тоньше: в 2015 году газета The New York Times рассказала, как Coca-Cola поддерживает научные исследования проблемы лишнего веса и ожирения, в которых акцент смещается с питания на недостаток физической активности. Пусть это абсолютно нормальная практика для компании, вольной поддерживать что угодно, но она неизбежно заставит нас усомниться в мотивации авторов таких исследований — действительно ли они считают, что питание не так важно, как физкультура.

Участие бизнеса в исследованиях здоровья — минное поле, по которому не удается пройти даже ведущим государственным организациям. Национальные институты здоровья (NIH) в США этим летом были вынуждены закрыть готовящееся исследование о влиянии умеренного потребления алкоголя на риск сердечно-сосудистых заболеваний. К исследованию, на которое уже потратили четыре миллиона долларов, набралось слишком много претензий: например, еще до начала экспериментов оно преподносилось как способ показать, что умеренное потребление спиртного полезно для здоровья. Опять же, трудно сказать, действительно ли авторы исследования собирались рекламировать алкоголь от имени NIH или просто проявили излишний энтузиазм в поиске финансирования (понятно, что производители алкоголя с удовольствием дадут денег на такой проект), но одного подозрения оказалось достаточно для того, чтобы от исследования отказались.

Институт научной информации о кофе, с которого началась эта история, если присмотреться, не претендует на научную строгость своего доклада. Это не Кокрейновский обзор и вообще не систематический обзор исследований, который делается по определенным правилам (например, в него нельзя отбирать только исследования с идеологически верными выводами) — это просто обобщение некоторого количества научных работ по итогам круглого стола, который провела организация. Приглашали выступать на круглый стол, само собой, не всех желающих, а тех, кому было что рассказать о пользе кофе для здоровья людей.

Ни в одном из восьми научных исследований, на которые ссылаются пресс-релиз и доклад (ненавязчиво проиллюстрированный фотографиями пожилых людей с чашками), авторы не сообщили о конфликте интересов или о том, что их исследование финансировалось производителями кофе. В добротных научных журналах этот пункт в статье обязателен, но они точно так же полагаются на честность авторов, как и мы с вами — специально биографии ученых на предмет связей с бизнесом никто не изучает. Во всех исследованиях авторы полагались на анкетирование участников, которых спрашивали о потреблении кофе, и ни одно из них не говорило о причинно-следственной связи, только об «ассоциированности» или корреляции потребления кофе и меньшего риска смерти. Вполне возможно, люди, которые пьют больше кофе, ведут более активный образ жизни и лучше питаются — или же люди с плохим здоровьем избегают кофе по каким-либо причинам. Возможно, наконец, что, несмотря ни на что, это просто случайная корреляция, как, например, статистическая связь между потреблением маргарина на душу населения в США и количеством разводов в штате Мэн.

Если найти в 15-страничном докладе короткий раздел «Потенциальные механизмы», там можно прочитать следующее: «хотя исследования, показывающие связь между потреблением кофе и снижением смертности по всем причинам, хорошо документированы, механизмы, объясняющие этот эффект, неизвестны, и, чтобы установить их, требуется дальнейшая работа». Иными словами, даже люди, финансово заинтересованные в том, чтобы вы пили больше кофе, не могут объяснить, как именно он увеличивает продолжительность вашей жизни.

Так что пока пить или не пить кофе нужно не ради долголетия, а из каких-то других соображений. Подумайте об этом за следующей чашкой.

Автор: Ольга Добровидова





Ссылка на источник

Tags: исследования, медицина, наука, питание
Subscribe

Posts from This Journal “наука” Tag

Buy for 20 tokens
На днях наш корреспондент посетила лекцию Георгия Носова (Georgii Nosov), нейробиолога из Университета Мюнстера, который рассказывал о поучительных историях из жизни нейронов и людей, их изучающих. «Главными героями» лекции стали эксперименты, которые сыграли ключевую роль в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments