Alexander Vitkovski (alev_biz) wrote,
Alexander Vitkovski
alev_biz

Categories:

Как испанский грипп помог создать в Швеции современное государство всеобщего благосостояния

Оригинал этой статьи опубликован в «Гардиан» 29 августа 2018 года, в честь столетней годовщины пандемии испанского гриппа. Сегодня, в разгар пандемии новой коронавирусной инфекции, материалы о том, как социум переживает события такого рода и как изменяется под их воздействием, приобретают особую актуальность.

Как испанский грипп помог создать в Швеции современное государство всеобщего благосостояния

* * *


15 сентября 1918 года двенадцатилетний мальчик по имени Карл Карлссон (Karl Karlsson), живший недалеко от Эстерсунда, Швеция, сделал в своём дневнике короткую запись: «Сегодня похоронены двое умерших от испанского гриппа. В воздухе редкие снежинки».

Дневник Карлссона, несмотря на краткость и сухость содержащихся в нём записей, оставляет мрачное впечатление. Прошло 100 лет с тех пор, как особо опасный штамм гриппа, известный как испанский грипп, хотя родом он, по-видимому, из Америки, опустошил земной шар, убив от 50 до 100 миллионов человек. Хотя воздействие «испанки» ощущалось повсюду, особо сильным оказался её удар по Эстерсунду. Потому-то этот город и прозвали «столицей испанского гриппа».



«Просматривать тогдашние отчёты довольно жутко, — говорит служащий городского государственного архива Джим Хедлунд (Jim Hedlund). — За два месяца умерло столько же людей, сколько умирало за целый год. Я даже узнал, что у меня есть три предка, которых похоронили в один и тот же день».

Было три основных причины, в силу которых «испанка» столь мощно ударила по провинциальному городку: во-первых, оживлённая железнодорожная магистраль, проходившая через Эстерсунд, во-вторых, несколько плотно размещённых в городе армейских полков и, в-третьих, жившее в стеснённых условиях полуголодное население. Поскольку нейтральная Швеция в период с 1914 по 1918 год держала свои вооружённые силы в состоянии повышенной боевой готовности, городской гарнизон увеличился с 9 000 до 13 000 человек.

В 1917 году, когда в гарнизон влились морские пехотинцы и во внутренних районах Швеции развернулось строительство ведущей на север железной дороги, повсеместная нехватка продовольствия привела к буйным демонстрациям рабочих и к серьёзным волнениям в воинских частях.

Город стал очагом политической активности. Благодаря его небольшому размеру неравномерное распределение богатства в раннем индустриальном обществе оказалось словно под микроскопом. В то время как семьи рабочего класса теснились во вредном для здоровья жилье, богатые туристы из других частей Швеции и более далёких мест приезжали, чтобы насладиться свежим горным воздухом, тонизирующими водами, а также отличной рыбалкой и охотой на лося (здесь постоянно отдыхал страстный рыболов Уинстон Черчилль).

«На мой взгляд, многое из того, что беспокоило демонстрантов, поразительно актуально, — заявляет Хедлунд, показывая копию политического плаката, на котором написано: «Идёт кризис, а из наших домов выходят туристы. Дайте рабочим масло, молоко и картошку!»

Улучшения жизни требовал не только городской пролетариат. В начале 1918 года в Эстерсунде прошёл первый в истории Швеции национальный съезд саамов, коренных жителей страны. Делегаты съезда потребовали положить конец дискриминационной политике, вынуждавшей саамов жить в чумах.

Разрушительное действие испанского гриппа усиливало существовавшее в городе социальное неравенство.

Поскольку в конце августа разразилась эпидемия, в ходе которой ежедневно умирало около 20 человек, директор городского банка Карл Лигнелл (Carl Lignell) самовольно снял деньги из стокгольмских фондов и реквизировал школу, чтобы устроить там больницу (в городе её не было).

Как испанский грипп помог создать в Швеции современное государство всеобщего благосостояния
Временный госпиталь для больных «испанкой». Эстерсунд, Швеция, 1918 год.

Город едва не стал жертвой раздиравших общество классовых противоречий раннего индустриального общества, но люди всех политических убеждений и жизненных позиций наладили сотрудничество. Даже газета «Эстерсундс-Постен» (Östersunds-Posten) не смогла просто информировать об эпидемии и приняла активное участие в организации помощи пострадавшим, публикуя призывы к жертвованию денег, еды и одежды. Кроме того, газета предоставила свои офисы для использования в качестве складских помещений. Как подчёркивает историк Ханс Якобссон, государство оказалось некомпетентным: «Не последнюю роль в катастрофическом распространении «испанки» в 1918 году сыграло то, что власти проявили нерасторопность и зачастую действовали неуклюже».

Историк приводит следующий факт: находившееся в Стокгольме верховное командование несколько недель отказывалось отменить плановые военные учения, несмотря на то, что полковые лазареты были переполнены. «Интересно, что после эпидемии государство прекратило расследование в отношении Лигнелла и предприняло первые, робкие шаги в направлении социальных реформ, осуществляемых совместно со всеми слоями общества. В политическую повестку дня были включены такие вопросы, как плохое питание и жильё», — отмечает Хедлунд. Без учёта событий, происходивших осенью 1918 года, все попытки определить дату рождения шведского государства всеобщего благосостояния обречены на провал.

Спустя сто лет Эстерсунд — одно из тех мест, где наиболее ярко представлены достижения прославленной шведской модели социального строя. Город снова быстро растёт, но при этом ничто не предвещает бедствий, на которые обрекают эпидемии и политический радикализм. С 1994 года мэрия в руках левоцентристских социал-демократов, и глава городского совета Анн-Софи Андерссон (Ann-Sofie Andersson) сделала приоритетом жилищное строительство — новые кварталы просторны, тщательно спланированы, оборудованы школами и игровыми площадками.

«Ничто так не демонстрирует уверенность в будущем, как строительство, — говорит она. — На мой взгляд, нашей муниципальной строительной компании просто необходимо иметь в наличии немного свободных квартир, потому что, если не будет резерва, люди не приедут к нам жить».

В течение короткого периода времени Лигнелл действовал как добрый диктатор, требуя от тех, кто мог оказаться заразным, оставаться дома на карантине и выявляя при этом нищету многих городских жителей. «Если бы не он, Эстерсунд в буквальном смысле мог бы исчезнуть», — утверждает Хедлунд.

Обследуя Эстерсунд, спешно собранная Лигнеллом медицинская команда обнаружила, что совсем недалеко от кварталов, застроенных солидными каменными домами, целые семьи ютились в деревянных лачугах. В некоторых из этих лачуг больные дети из-за отсутствия кроватей лежали на полу.

Местная газета «Эстерсундс-Постен» риторически вопрошала: «Кто бы мог подумать, что в нашем прекрасном городе есть место для такой ужасной нищеты?»

В Эстерсунд идёт приток людей из южной Швеции. «Отчасти это объясняется качеством жизни, — говорит Андерссон. — Вы можете утром, уходя на работу, оставить своих детей в детском саду, а вечером прогуляться пешком или покататься на лыжах».

Когда в 90-х годах ХХ века Эстерсунд покинула эскадрилья истребителей шведских ВВС, передислоцированная в другое место, город получил возможность в полной мере использовать свои сильные стороны: спорт и туризм. Сейчас казармы ВВС занимает местный университет. Здесь сделали акцент на использование спортивных тренажёров. Авиабаза превратилась в процветающий аэропорт. В год он обслуживает полмиллиона пассажиров.

Несмотря на рост населения трудоспособного возраста, Эстерсунду досаждает демографическая проблема, поскольку поколение бэби-бумеров достигло пенсионного возраста. Особенно остро нехватку работников ощущает региональное управление здравоохранения, занимающее Epidemisjukhus (инфекционная больница) — здание, которое во время испанского гриппа Карл Лигнелл спешно преобразовал в больницу. В клинике не хватает персонала, текучка, при этом региональное здравоохранение страдает от недофинансирования. Некоторые местные жители предлагают решить проблему недофинансирования, созданную центральным правительством, по старинке, «емтландским способом» — так, как однажды решил её Лигнелл.

Однако так не бывает, чтобы история точь-в-точь повторялась. Шведская политическая модель ориентируется на консенсус и в настоящее время способна сглаживать конфликты даже в строптивых городах, где любят «белых ворон». Например, проблему нехватки рабочей силы Андерссон решает, в частности, путём сотрудничества с местными и национальными учреждениями, помогающими молодым беженцам-иммигрантам адаптироваться к шведскому обществу. С 2015 года прибытие в город этих людей приветствуется.

«Завтра начинается учебный год — в последний раз, — сообщает Карл Карлссон в своём дневнике 4 сентября 1918 года. — Весной я ухожу из школы, и мне грустно. Мне нравится сельский труд, но всё же я предпочёл бы и дальше учиться в школе. Однако это невозможно». Десять дней спустя он отмечает, что в его семье запасы еды на исходе. «У нас почти не осталось муки и хлеба, ячмень ещё не высох, и нам больше не дадут пайков, всё реквизируется».

Спустя столетие город и общество, которые когда-то не могли обучать и даже кормить свою молодёжь, вошли в число самых богатых и справедливых в мире.

Сегодня, на момент публикации этого перевода, 26 марта 2020 года, в Швеции 2562 подтверждённых случая COVID-19, 16 человек выздоровели, 64 умерли (источник). В Эстерсунде ни одного случая заражения не зафиксировано. Тем не менее, Чемпионат мира по биатлону и финал Кубка мира по лыжным гонкам, которые должны были пройти в этом городе в марте, отменены. 56 шведских лыжников, правда, всё равно собрались в Эстерсунде тайно и провели неофициальную гонку. Шведские лыжные ассоциации решили не наказывать спортсменов за это, подчеркнув, что каждый сам решает, как ему тренироваться в сложившихся условиях.

Автор: Брайан Меликан (Brian Melican), Перевод: Александр Горлов





Ссылка на источник

Tags: инфекции, история, медицина, общество, социальные проблемы, эпидемия
Subscribe

Posts from This Journal “общество” Tag

Buy for 20 tokens
Иппотерапия – это уникальный вид реабилитации без боли и лекарств, который способен творить чудеса. Именно это направление помощи Центр помощи «Вера» открыл в поддержку тяжелобольных детей и предоставляет возможность бесплатно пройти 3 курса занятий в год. Первые занятия…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments