Alexander Vitkovski (alev_biz) wrote,
Alexander Vitkovski
alev_biz

Categories:

Утверждать, что сочетание гидроксихлорохина и азитромицина вылечивает COVID-19, преждевременно

На днях мы писали о французском исследовании, показавшем на сорока участниках эффективность сочетания гидроксихлорохина (фирменное наименование «Плаквенил») и азитромицина в лечении COVID-19.

Утверждать, что сочетание гидроксихлорохина и азитромицина вылечивает COVID-19, преждевременно

70% пациентов марсельского Госпитально-университетского института средиземноморских инфекций (IHU Méditerranée Infection), заражённых SARS-CoV-2 и получавших эти два препарата, на шестой день терапии показывали в тестах на коронавирус уверенные отрицательные результаты. Удача французских учёных многих обрадовала. А после того, как о гидроксихлорохине и азитромицине написали в твиттере Илон Маск и Дональд Трамп, интерес к этим двум препаратам существенно вырос во всём мире, люди сметают их в аптеках, порождая дефицит, и бомбардируют поисковые системы запросами типа: «гидроксихлорохин и азитромицин от коронавируса как принимать дозировка». На самом деле, пока всё не очень радужно, и каких-то официально одобренных рекомендаций для врачей о назначении данных препаратов при новой коронавирусной инфекции не существует (а уж принимать такие серьёзные лекарства самостоятельно тем более не нужно, не занимайтесь самолечением). Работа французских исследователей встретила аргументированную критику; также СМИ обратили внимание на китайское исследование гидроксихлорохина, показавшее не столь успешный результат.



Желание попробовать на COVID-19 именно эти препараты взялось не с потолка. Гидроксихлорохин (производная более старого препарата, хлорохина) обычно назначается для профилактики и лечения малярии, болезни, которую вызывают плазмодии, распространяемые комарами. Азитромицин (известен также под коммерческим названием «Сумамед») — антибиотик широкого спектра действия подкласса азалидов. Свойства этих препаратов, обусловливающие их изначальное, «прямое» назначение, довольно хорошо изучены. Однако есть также некоторое количество научных свидетельств об определённых их противовирусных и иммуносупрессивных свойствах. В силу последних гидроксихлорохин в частности одобрен для лечения некоторых аутоиммунных заболеваний. Почему это может быть важно и при лечении COVID-19? Потому что одно из самых тяжёлых осложнений этой инфекции может быть связано не с непосредственным действием вируса, а с чрезмерной реакцией иммунной системы на его присутствие в организме — так называемой гиперцитокинемией, или цитокиновым штормом. И существуют некоторые доказательства того, что гидроксихлорохин подавляет способность клеток выделять цитокины, блокируя эту чрезмерную реакцию иммунной системы. Применение азитромицина в первую очередь обусловлено необходимостью борьбы с бактериальными осложнениями вирусной инфекции, но и его вероятная противовирусная активность также держалась в уме. Предполагалось, что своеобразный синергетический эффект применения сочетания этих лекарств окажется весьма благотворным: вирусы будут уничтожены, а тяжёлые осложнения — предотвращены либо подавлены.

И вроде бы исследование на сорока больных подтвердило все предположения, доказав, что всё так и есть. Но некоторым специалистам так не кажется. В частности, они обращают внимание, что исследование не было «двойным ослеплённым», то есть врачи знали, какие пациенты получали настоящие препараты, а какие нет, что могло влиять на объективность восприятия результатов.

Доктор Гаэтан Бурджио (Gaetan Burgio), генетик инфекционных заболеваний из Австралийского национального университета (Australian National University), отметил в своём твиттере, что для большинства пациентов контрольной группы не проводились соответствующие процедуры определения вирусной нагрузки и только четверо из них имели достаточную вирусную нагрузку для такого исследования.

Доктор Альфред Ким (Alfred Kim), исследователь-ревматолог и директор Клиники волчанки Вашингтонского университета (Washington University Lupus Clinic) заметил, что шесть пациентов выбыли из исследования. Все — из группы, получавшей гидроксихлорохин. Среди них трое переведены в реанимацию, один умер, один покинул больницу, а один прекратил лечение из-за тошноты. Ким предположил, что, как минимум, часть из этих шести случаев можно рассматривать как неудачи препарата в его работе против вируса.

Bloomberg в небольшой заметке от 25 марта также обратил внимание читателей на небольшое исследование шанхайских учёных, опубликованное на китайском языке. Эти исследователи разделили группу из 30 больных COVID-19 в соотношении 1:1 и одной подгруппе стали давать гидроксихлорохин, другая же получала противовирусные препараты, включённые во временные рекомендации по борьбе с коронавирусной инфекцией (лопинавир и ритонавир), и антибиотики, если это требовалось. Обе группы соблюдали постельный режим, получали кислородные ингаляции и стандартный больничный уход. В результате у одного пациента из группы, получавшей гидроксихлорохин, во время лечения развилась тяжёлая форма заболевания, у четырёх пациентов из этой группы также наблюдались диарея и нарушения функции печени (против трёх в контрольной группе).

Немецкий фонд исследований сердца (нем. Deutsche Stiftung für Herzforschung) также обеспокоен тем, какую большую известность из-за высказываний американского президента получило недостаточно хорошо проверенное сочетание гидроксихлорохина и азитромицина. Немецкие кардиологи напоминают, что каждый из этих препаратов может привести к злокачественной аритмии (фибрилляции желудочков) и — в некоторых случаях — к смерти. Что, по мнению Томаса Майнерца (Thomas Meinertz), члена научного совета Немецкого фонда сердца, фактически запрещает комбинированную терапию с использованием обоих этих лекарств. «Только в том случае, если эффективность намного перевешивает частоту побочных эффектов, что вполне может быть, — сказал доктор Майнерц, — Клиническое использование такой терапии оправдано». Во всяком случае, это соотношение должно быть проверено в серьёзных рандомизированных исследованиях в сравнении с другими препаратами.

Всё это пока не означает, что гидроксихлорохин, сам по себе или в сочетании с азитромицином, не годится для лечения COVID-19. Как не означает и обратного. Двух исследований на небольших группах пациентов слишком мало для однозначных ответов. Нужны испытания на тысячах заболевших. И такие испытания будут проведены. ВОЗ недавно объявила о начале масштабных исследований, для которых нанимает больных из Аргентины, Ирана, ЮАР, Франции, Испании, Великобритании, Германии, Бельгии, Нидерландов, Люксембурга и других стран. Испытываться будут наиболее перспективные из уже существующих препаратов. В том числе хлорохин и гидроксихлорохин, ремдесевир, сочетание ритонавира и лопинавира, а также двух последних с интерфероном-бета.

Есть надежда, что результаты этих затеянных ВОЗ многоцентровых больших исследований дадут ответы, которых мир так ждёт. Пока же не надо спешить в аптеку за лекарствами, от которых может не быть никакой пользы, а может быть и вред.

Подготовка материала: Денис Яцутко





Ссылка на источник

Tags: антибиотики, вирусы, инфекции, лекарство, медицина, эпидемия
Subscribe

Posts from This Journal “медицина” Tag

promo alev_biz may 14, 15:25 2
Buy for 20 tokens
1 июня – Международный день защиты детей! В этом году двери детских домов, школ- и домов-интернатов из-за коронавируса оказались закрытыми для праздничных и анимационных программ, которым всегда так рады дети! Но на каждый запрет найдется решение! Центр помощи «Вера»…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments