Alexander Vitkovski (alev_biz) wrote,
Alexander Vitkovski
alev_biz

Categories:

Убийца коронавируса. Как министресса здравоохранения индийского штата Керала спасла его от COVID-19

В индийском 35-миллионном штате Керала по состоянию на 14 мая от коронавируса погибло всего четыре человека. Считается, что это заслуга К. К. Шайлаи (കെ. കെ ശൈലജ). Вот как бывшей учительнице удалось достичь таких успехов.

Убийца коронавируса. Как министресса здравоохранения индийского штата Керала спасла его от COVID-19

20 января Шайлая позвонила одному из своих помощников, у которого было медицинское образование: она прочитала в интернете о новом опасном вирусе, распространявшемся в Китае. «Он к нам придёт?» — спросила она. «Несомненно, мадам», — ответил помощник. И министресса здравоохранения индийского штата Керала начала готовиться.



Через четыре месяца в Керале было 524 подтверждённых случая заражения COVID-19, четыре смерти (по состоянию на 26 мая — 7 смертей) и, по словам Шайлаи, ни одного случая внутрирегиональной передачи вируса. Население штата составляет 35,000.000 человек, а ВВП на душу населения — 2200 фунтов стерлингов (около 2700 долларов США или 194.000 рублей). Для сравнения: в Великобритании, где население вдвое больше и ВВП на душу населения — 33.100 фунтов (почти 3 млн рублей), было зарегистрировано более 40 000 смертей. А в США, где населения в десять раз больше и ВВП на душу — 51.000 фунтов (63.000 долларов), зарегистрировано более 82 тысяч смертей. В обеих последних странах наблюдается интенсивное внутреннее распространение инфекции.

Таким образом Учитель Шайлая, а именно так ласково называют пользующуюся популярностью 63-летнюю министрессу, получила ряд новых прозвищ: «Убийца коронавируса» и «Министр-рокзвезда». Эти ярлыки странно выглядят в сочетании с образом бывшей задорной, в очках, преподавательницы точных наук в старших классах, но они отражают то уважение, которое она завоевала, показав, что можно эффективно сдерживать распространение болезни не просто в демократии, но в бедной демократии.

Как удалось этого добиться? Через три дня после того, как Шайлая прочитала о новом вирусе в Китае, она провела первую встречу своей команды быстрого реагирования — она озаботилась этим раньше, чем появился первый случай заболевания COVID-19 в её регионе. 24 января, на следующий день после собрания, команда организовала диспетчерскую службу и приказала медицинским работникам в 14 районах Кералы сделать то же самое на локальном уровне. 27 января из Уханя на самолете прибыл первый больной, но штат к тому времени уже принял протокол ВОЗ, состоящий из четырёх правил: «тестировать, отслеживать, изолировать и поддерживать».

Убийца коронавируса. Как министресса здравоохранения индийского штата Керала спасла его от COVID-19
Суммарное количество заболевших в Керале по логарифмической шкале с 28 января по 27 мая

В ходе проверки пассажиров авиарейса из Китая им измерили температуру. Трёх человек с подозрением изолировали в больнице неподалёку. Остальных пассажиров попросили самоизолироваться дома, в придачу им дали информационные брошюры о COVID-19, заблаговременно напечатанные на местном языке малаялам. В результате тестирования у тех, кого госпитализировали, подтвердилась коронавирусная болезнь,но распространение болезни было сдержано. «Это была первая победа, — говорит Шайлая, — но вирус вышел за пределы Китая, и довольно скоро он был повсюду».

В конце февраля члены одной малаялийской семьи на встрече с командой по отслеживанию заболевания дали уклончивые ответы относительно их путешествия в Венецию и поэтому поехали домой без прохождения на тот момент уже стандартной процедуры контроля. Когда медицинские работники вышли на больного COVID-19 и выяснили, что он заразился от этой семьи, количество контактировавших с её членами достигало сотен. С помощью рекламы и социальных сетей всех удалось найти и изолировать. У шестерых проконтактировавших обнаружили COVID-19.

Другой кластер больных тоже удалось сдержать. К тому моменту много трудовых мигрантов возвращались домой в Кералу из стран Персидского залива, и некоторые из них были носителями патогена. С 23 марта все входящие рейсы международного сообщения четырёх аэропортов Кералы были отменены. Через два дня Индия объявила общенациональный карантин.

На пике эпидемии в Керале 170 000 человек были помещены на карантин, за строгим выполнением которого следили навещающие их врачи. Для тех, у кого не было дома ванной, за счет правительства построили импровизированные изоляторы. Скоро число изолированных сократилась до 21 000. «Мы также обеспечили едой и кровом 150 000 рабочих-мигрантов из соседних штатов страны, которые оказались здесь на момент объявления карантина, — говорит Шайлая. — Мы кормили их как следует: три раза в день в течение шести недель». Этих рабочих сейчас отправляют домой чартерными поездами.

В определённом смысле Шайлая была знаменитостью в Индии ещё до COVID-19. Фильм «Вирус», вышедший в прошлом году, рассказывает о её борьбе со вспышкой более смертельного вируса Нипах в 2018 году. (Шайлая считает, что её героиня в фильме выглядит слишком обеспокоенной. В реальности, по её словам, она не могла себе позволить показывать страх). Её хвалили за превентивные действия и за посещение деревни в центре эпидемии.

Жители деревни были в страхе и наготове покинуть свои дома, потому что не понимали, как распространяется болезнь. «Я направилась туда со своими врачами. Мы организовали встречу в офисе панчаята (сельского совета), и я объяснила, что причин покидать село нет, ведь вирус распространялся только через непосредственный контакт, — объясняет она. — Если вы стоите расстоянии не менее метра от кашляющего человека, то не заразитесь. Когда мы объяснили это, они успокоились и остались на местах».

Убийца коронавируса. Как министресса здравоохранения индийского штата Керала спасла его от COVID-19
Мигранты, возвращающиеся из стран Персидского залива, будут помещены в карантинный центр

Шайлая говорит, что вирус Нипах подготовил её к COVID-19, так как научил, что инфекционные заболевания с высокой вирулентностью, против которых ещё нет способов лечения или вакцины, надо воспринимать всерьёз. В каком-то смысле она готовилась к этим двум эпидемиям всю жизнь.

Коммунистическая партии Индии (Марксистская), в которой Шайлая состоит, имела заметный вес во всех правительствах Кералы, начиная с 1957 года (а Шайлая родилась в 1956-м). Партия была частью Коммунистической партии Индии до 1964 года, а потом отделилась. Рождённая в семье активистов и борцов за свободу (её бабушка проводила кампанию против практики неприкасаемости), Шайлая наблюдала за воплощением с нуля так называемой керальской модели.

Основой этой модели были земельная реформа (в центре которой законодательное ограничение количества земли, которой может владеть одна семья, и увеличение доли землевладельцев за счёт перехода в эту категорию фермеров-арендаторов), децентрализованная система здравоохранения и инвестиции в государственное образование. Теперь при каждом селе есть пункт первой помощи, на каждом административном уровне есть по больнице, также в штате 10 медицинских университетов.

Депутат Кариаппа, государственный эксперт по здравоохранению в Пуне, штат Махараштра, говорит, что это всё есть и в других штатах. Но в любом другом регионе в первичное звено системы здравоохранения не инвестируют так много. В Керале гордятся самой большой продолжительностью жизни и наименьшим уровнем детской смертности среди всех индийских штатов. Также это штат с самым высоким уровнем грамотности. «Благодаря высокой доступности образования существует чёткое понимание важности здоровья для общего благосостояния людей», — говорит Кариаппа.

Шайлая добавляет: «От бабушки я слышала об аграрном движении и борьбе за свободу. Она очень хорошо умела рассказывать истории». Хотя за такие чрезвычайные меры, как карантин, отвечает национальное правительство, каждый штат реализует свою политику здравоохранения. Если бы керальская модель не была реализована, отмечает Шайлая, невозможно было бы эффективно среагировать на коронавирусную угрозу.

Имея это в виду, стоит заметить, что государственные центры первичного медико-санитарного обслуживания стали устаревать. Когда партия Шайлаи пришла к власти в 2016 году, началась программа модернизации. Среди внедрённых перед пандемией инноваций были строительство клиник и заведение реестра случаев респираторных заболеваний — большой проблемы в Индии. «Это означало, что мы могли зафиксировать появление COVID-19 и отследить его внутреннее распространение, — говорит Шайлая. — Это нам очень помогло».

Когда началась эпидемия, каждый район получил распоряжение выделить две больницы под коронавирусных больных, каждый медицинский университет подготовил по 500 коек. В эти отделения были созданы отдельные входы и выходы. Тестов для диагностики не хватало, особенно после того, как болезнь достигла богатых западных стран, поэтому их давали преимущественно больным с симптомами и тем, с кем они контактировали. Также тестировали по принципу случайной выборки асимптоматических больных и представителей уязвимых групп — медицинских работников, полицейских и волонтёров.

Шайлая рассказывает, что в Керале результаты тестов можно получить в течение 48 часов. «В странах Персидского залива, США и Великобритании — технологически развитых странах — ждут по семь дней, — говорит она. — Как это может быть?» Она не хочет судить, но высокая смертность в этих странах озадачивает её. «Я думаю, что тестирование очень важно, как и изоляция и медицинское наблюдение, а люди в тех странах не получают этого». Об этом она знает со слов живущих в этих странах малаяльцев, звонивших ей с жалобами.

С началом карантина закрылись в том числе культовые сооружения, что вызвало протесты в некоторых индийских штатах. Однако в Керале удалось избежать беспорядков — и не в последнюю очередь благодаря консультациям с местными религиозными лидерами, которые провёл главный министр Панараи Виджаян. Другой фактор, по словам Шайлаи, высокий уровень грамотности в Керале: «Люди понимают, для чего следует оставаться дома. Им можно это объяснить, и они поймут».

Шайлая опасается, что после снятия карантина в Кералу хлынет мощный поток малаяльцев из серьёзно затронутых эпидемией стран Персидского залива. «Это будет большой вызов, но мы готовимся к нему», — говорит она. Существуют планы А, B и С. План С предусматривает наихудшее развитие событий, и тогда, чтобы иметь в распоряжении 165 000 коек, потребуется реквизировать отели, хостелы и конференц-центры. Если потребуется более 5000 аппаратов искусственной вентиляции лёгких, возникнут сложности, хотя мы уже заказали ещё. Но единственный по-настоящему ограниченный ресурс — это люди, особенно если речь идёт об отслеживании контактов. «Мы тренируем школьных учителей», — говорит Шайлая.

Если эпидемия будет развиваться волнами, то сразу после окончания второй волны эти учителя вернутся в школы. Вернуться в школу когда нибудь планирует и Шайлая, ведь её министерский срок заканчивается через год, когда пройдут выборы. По её мнению, COVID-19 не утихнет скоро. Какой секрет Шайлая передаст своему преемнику? В ответ на этот вопрос она заразительно смеётся, потому что никакого секрета нет: «Правильное планирование».

Перевод: Александра «Renoire» Алексеева





Ссылка на источник

Tags: демография, здоровье, инфекции, медицина, образование, общество, социология, эпидемия
Subscribe

Posts from This Journal “эпидемия” Tag

promo alev_biz june 18, 11:05 1
Buy for 20 tokens
В октябре 2017 года у 17-летнего парня – Олега Носко из аг. Дубовцы Волковысского района – обнаружили агрессивную раковую опухоль кости – остеосаркому – быстро поражавшую мягкие ткани. Ни длительные курсы химиотерапии, ни антирецидивная химия, проведенные в нашей…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments