Alexander Vitkovski (alev_biz) wrote,
Alexander Vitkovski
alev_biz

Categories:

Птицы узнают друг у друга о неправильной еде

Птицы и звери не трогают ярко окрашенную добычу: ярко-красная лягушка, скорее всего, ядовита, а жёлто-красная оса может ужалить. Страхом перед яркой окраской пользуются другие, безобидные виды: имитируя окраску ос и пчёл, какие-нибудь мухи могут рассчитывать, что их тоже не тронут.

Птицы узнают друг у друга о неправильной еде

Однако тут возникает важный вопрос: а как, собственно, птицы и звери понимают, что ничего яркого и вызывающего трогать не нужно? Допустим, какая-нибудь синица схватила что-то яркое и невкусное и тут же это выплюнула, и в следующий раз она такое и в рот (точнее, в клюв) не возьмёт. Но синиц много, и многие из них молоды и неопытны. Если каждой придётся убеждаться на своём опыте в том, что ярко окрашенных насекомых трогать нельзя, то насекомым всё равно придётся плохо: вряд ли они выдержат удары клювом, даже если их потом выплюнут.



С одной стороны, здесь можно представить, что в популяции синиц есть те, которые не боятся яркой добычи, и те, которые относятся к ней с большими сомнениями. Пусть это будут какие-то вариации в каких-то генах, от которых зависит восприимчивость к ярким цветам и пищевое поведение. Те синицы, которые не тратят время и силы на слишком яркую добычу (то есть те, которых не жалят и которые не пробуют токсины на вкус), получат преимущество перед теми синицами, кто не обращает внимание на опасную окраску. То есть неприязнь к осам и пчёлам будет закреплена генетически.

С другой стороны, птицы могут просто подсматривать друг за другом и делать выводы из того, как ведут себя другие птицы – что они едят и чего они не едят. Сотрудники Кембриджского университета и Университета Хельсинки пишут в Nature Communications, что всё происходит, по-видимому, именно так, то есть срабатывает социальный механизм обучения тому, какая еда правильная, а какая – нет. Исследователи сравнивали теоретические модели с результатами эксперимента. Теоретическая модель описывала, как у добычи должна появиться вызывающая предостерегающая окраска, и согласно этой модели, у хищников должна работать социальная сеть, помогающая обмениваться опытом.

А для эксперимента выбрали два вида синиц, большую синицу и лазоревку обыкновенную, которым устраивали две кормушки: в обеих были ярко окрашенные миндальные хлопья, но в одной кормушке они были своего обычного вкуса, а в другой – горькие, и к тому же другого цвета. Птицы не только сами могли хватать корм, но также видели, что едят другие.

За восемь дней синицы поняли, что горькие хлопья брать не надо – то есть они выучили, что цвет, в который они окрашены, означает что-то невкусное. Взрослые поняли это раньше, молодые позже, но что самое главное, различать корма они стали, наблюдая друг за другом, и особенно чужой опыт был важен для молодых синиц. Результаты подтверждали то, что было в теоретической эволюционной модели: социальные связи и обмен опытом у хищника способствует тому, что невкусная добыча становится ярко окрашенной. Чтобы все птицы поняли, что эту добычу есть нельзя, не обязательно всем её пробовать, и яркая окраска действительно становится выгодной.

Автор: Кирилл Стасевич





Ссылка на источник

Tags: вкус, животные, обучение, орнитология, поведение, эволюция, экология
Subscribe

Posts from This Journal “орнитология” Tag

Buy for 20 tokens
По поводу моего вчерашнего поста "Я разорён", каюсь, был не прав, однако получил очень полезный фитбек. Об этом подробно... (фото: Яндекс Картинки, кадр из к/ф Во все тяжкие) Возможно было глупо использовать стандартную подачу информации, а именно "кликбейт", когда пишу…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments