Alexander Vitkovski (alev_biz) wrote,
Alexander Vitkovski
alev_biz

Category:

Встряхнуть, но не смешивать: как психоделики меняют современную психиатрию

Наверняка наши читатели замечали, что мы довольно часто публикуем материалы об изучении свойств психоделиков. Причина проста: научные публикации на эту тему выходят чуть ли не ежедневно. И не зря, наш период называют ренессансом (не первым, кстати) психоделической терапии.

Встряхнуть, но не смешивать: как психоделики меняют современную психиатрию

Однако именно сейчас на вооружении ученых есть совершенно новые инструменты, чтобы не только открыть тайны действия психоделиков на мозг и жизнь человека, но и проанализировать их эффективность и безопасность с позиций доказательной медицины. Обзор, опубликованный в журнале Nature, посвящен, с одной стороны, личной истории пациента о том, как проходила его реальная психоделическая терапия в стране, где психоделики декриминализованы. С другой стороны, показаны недостатки и пробелы в использовании этих веществ с точки зрения ученых-скептиков.



Использование галлюциногенов всегда было окружено тайной и обрядами, часто становясь частью религиозной культуры разных народностей на многие сотни лет. Поэтому нередко при «смене власти» галлюциногены подвергались гонениям (вспомним испанских завоевателей, которые запрещали использование ауяски в ритуалах индейцев). Последнюю такую войну против ЛСД как представителя этой группы выиграло правительство США в 70-х годах.

На долгие 30 лет психоделики запретили не только в США, но и в большинстве стран на государственном уровне после публикации ряда статей, результаты которых позже оказались невоспроизводимыми.

В наше время табу и мистицизма в их отношении все меньше, а интерес психофармаколов к ним – все больше, так как современные фармакологические ресурсы для лечения некоторых тяжелых психиатрических заболеваний (резистентная депрессия, ПТРС, алкоголизм, анорексия, обсессивно-компульсивное расстройство) пока что исчерпаны. Хороший ли это повод вспомнить поговорку о том, что «новое – хорошо забытое старое»?

Вот что рассказал британец Кирк Раттер о своей попытке вылечить некупируемую депрессию (то есть ту ее форму, при которой не помогают никакие лекарства):

«Летом 2015 года я поехал в больницу Хаммерсмит в надежде положить конец депрессии, с которой жил много лет. С 2011 году после почти одновременной смерти матери, автокатастрофы и разрыва отношений бремя этого заболевания возросло. Казалось, что мой мозг играл заезженную пластинку: «Все, что я делаю, превращается в дерьмо». Я действительно в это верил. Годы разговорной терапии и различных лекарств от тревожности не улучшили мое состояние.

Во время первого визита все были очень милы, особенно Робин Кархарт-Харрис, главный исследователь. Он привел меня в комнату с аппаратом магнитно-резонансной томографии (МРТ), чтобы ученые смогли изучить базовый уровень активности его мозга. Затем показал комфортный кабинет, где я буду находиться во время действия психоактивного вещества, и дал послушать фоновую музыку для будущего сеанса. Он также объяснил, что у меня под рукой будет лекарство, которое в случае необходимости сможет нейтрализовать галлюциноген. Затем мы практиковали расслабляющую психологическую технику «заземления» на случай слишком подавленного состояния во время сеанса. Слезы так и полились из меня, ведь я знал, какой большой эмоциональный груз мне будет нужно сбросить с плеч.

На следующий день один из исследователей вручил мне две таблетки, содержащие синтетическую форму псилоцибина – психоактивного вещества, обнаруженного в грибах. Я лег на кровать, надел наушники и маску для глаз. Вскоре мне явились изображения санскритского текста. Позже я увидел украшенные золотом конструкции. Затем мой разум занялся проработкой горя. После завершения сеанса я и мой терапевт обсудили переживания. Я вернулся на второй сеанс с более сильной дозой препарата, за которым последовали вторая МРТ и сеанс «интеграции», чтобы снова обсудить переживания.

Примерно через неделю я уже гулял с друзьями по торговому центру и чувствовал возвращение оптимизма и открытости. Такое ощущение, что кто-то открыл окно в душной комнате. Лечение заставило меня по-другому взглянуть на горе. Это было осознание того, что на самом деле зацикленность на горе мне не помогает, а отпускание не будет предательством. Я убежден, что лечение, полученное в 2015 году, изменило мою жизнь к лучшему. Спустя 5 лет моя депрессия по-прежнему – лишь воспоминание».

С какими сложностями сталкивается доказательная медицина при исследовании результатов психоделической терапии?


Во-первых, психоделическая терапия в условиях эксперимента проходит под пристальным наблюдением специалиста в особой среде, больше похожей на спа-салон. Вряд ли в будущем у пациента будет возможность воспроизвести сходные условия у себя дома, купив препарат в ближайшей аптеке.

Также сложность заключается в том, что что «состояние восприятия», которое вызывает препарат, открывает дверь для свежих идей о себе и мире. Но укрепить и обсудить эти идеи пациент сможет с терапевтом. Отсюда возникает вопрос к интерпретации результатов, которые могут прямо зависеть от уровня квалификации самого специалиста. Таким образом, на исход эксперимента будет сильно влиять «установка и обстановка», что не слишком устраивает сторонников доказательного подхода в психиатрии.

Во-вторых, некоторых ученых беспокоит дизайн исследования. Сама терапия проводится только опытными наставниками, которые могут направлять результат в нужную для себя сторону, то есть им сложно быть непредвзятыми. Также в экспериментах часто участвуют добровольцы, которые ранее принимали психоделики и не боятся повторить свой опыт. Следовательно, работа с опытными потребителями этих веществ обычно сводит к минимуму вероятность побочных эффектов.

В-третьих, плацебо-контроль представляет собой еще одну проблему, потому что лекарства обладают очень сильным действием. Некоторые исследования, посвященные оценке психоделиков, пытаются решить эту проблему с помощью таблетки, содержащей ниацин и вызывающей реакцию покраснения кожи, которую дают контрольной группе.

Из рисков авторы статьи отмечают увеличение риска психозов у людей с неблагоприятным семейным анамнезом психиатрических расстройств, а также риск развития зависимости при употреблении МДМА.

Ключевой сложностью при регистрации этих вещества для FDA становится то, что существует механизм, гарантирующий применение лекарственных препаратов определенным образом: стратегии оценки и смягчения рисков, или REMS. Через REMS агентство может потребовать, чтобы врачи, выписывающие рецепты, сертифицировались как специалисты, прошедшие обучение для работы с опиатами. Сертификация может означать узаконивание терапевтов, которые «лечили» людей наркотиками незаконно в течение 30 лет. Но некоторые из них могут не доверять правительству, загнавшему их в подполье с начала 70-ых.

Роберт Маленка, психиатр и нейробиолог из Стэнфордского университета в Калифорнии, изучавший влияние МДМА на грызунов, считает, что некоторые психоделические препараты в конечном итоге получат одобрение в качестве лечения определенных состояний:

«У них есть потенциал быть частью нашего набора инструментов для лечения пациентов… Но я не думаю, что они станут чудотворным лекарством, несмотря на все попытки их евангелизации со стороны некоторых ученых».

Он утверждает, что гипотезы о том, как лекарства могут действовать в мозге, все еще нуждаются в дальнейших исследованиях, и что исследование соединений, которые обеспечивают такие же преимущества без галлюцинаторных эффектов, могут оказаться целесообразными в долгосрочной перспективе.

Несмотря на мнение скептиков, несколько испытаний показали впечатляющие результаты: например, в исследовании, опубликованном в ноябре 2020 года, 71% людей, принимавших псилоцибин при большом депрессивном расстройстве, показали более чем 50% уменьшение симптомов через четыре недели, а половина участников достигла ремиссии.

Таким образом, не все ученые готовы вернуться в «ревущие 60-ые», но и не все столь категоричны в отношении ментального здоровья тяжелых пациентов. Ведь лучшее (максимально объективный дизайн исследования, долгие годы планирования безопасного доступа к лекарствам, сертификация специалистов) может стать врагом хорошего (выздоровление людей с тяжелыми психическими расстройствами)?

Текст: Марина Калинкина





Ссылка на источник

Tags: медицина, нейроновости, психиатрия, психоделики, фарма
Subscribe

Posts from This Journal “психоделики” Tag

Buy for 20 tokens
По поводу моего вчерашнего поста "Я разорён", каюсь, был не прав, однако получил очень полезный фитбек. Об этом подробно... (фото: Яндекс Картинки, кадр из к/ф Во все тяжкие) Возможно было глупо использовать стандартную подачу информации, а именно "кликбейт", когда пишу…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment