Category: лингвистика

Category was added automatically. Read all entries about "лингвистика".

В быстрой речи мало смысла

Чем быстрее мы говорим, тем более простой становится наша речь. Когда нам нужно сказать что-то важное, а времени на разговор не хватает, мы начинаем говорить быстрее.

В быстрой речи мало смысла

Интуитивно нам кажется, что скорость речи прямо пропорциональна скорости передачи информации, однако в этом случае мы упускаем из виду, что слова, которыми мы пользуемся, различаются по смысловой нагрузке, и, например, один синоним лучше подходит, чтобы выразить какую-то мысль, чем другой. Если же мы говорим быстро, то не всегда успеваем подобрать нужное слово, и в результате вынуждены говорить больше, чтобы всё-таки донести до собеседника то, что хотим ему сказать.

Collapse )

Ссылка на источник

promo alev_biz август 26, 10:33 Leave a comment
Buy for 20 tokens
Иппотерапия – это уникальный вид реабилитации без боли и лекарств, который способен творить чудеса. Именно это направление помощи Центр помощи «Вера» открыл в поддержку тяжелобольных детей и предоставляет возможность бесплатно пройти 3 курса занятий в год. Первые занятия…

Билингвы оказались точнее монолингвов

Лингвисты обнаружили, что люди, которые являются носителями двух языков, также являются носителями двух разных моделей восприятия времени. Переключение между разными моделями позволяет им уменьшить количество ошибок в оценке продолжительности событий.

Билингвы оказались точнее монолингвов

Лингвисты-универсалисты утверждают, что такие абстрактные концепции как время, воспринимаются всеми людьми одинаково. Напротив, лингвисты, которые придерживаются гипотезы лингвистической относительности, считают, что говорящие на разных языках представляют и оценивают продолжительность времени по-разному.

Collapse )

Ссылка на источник

Как память зависит от языка

Структура предложения в разных языках влияет на то, что лучше всего запомнит наша кратковременная память. Мы уже писали о том, как язык, на котором мы говорим, влияет на высшие когнитивные процессы.

Как память зависит от языка

Несколько лет назад исследователи из Ланкастерского университета опубликовали в Psychological Science статью, в которой рассказывали, как по-разному видят происходящее те, кто говорит на немецком, и те, кто говорит на английском. Позже в Journal of Experimental Psychology: General вышла ещё одна работа, в которой говорилось, что от языка зависит и наше восприятие времени.

Collapse )

Ссылка на источник

Знание языка видно по глазам

Задерживаясь глазами на малознакомых словах, мы выдаем свое плохое знание иностранного языка.

Знание языка видно по глазам

Когда мы читаем то-то, наши глаза движутся по строчкам текста вовсе не равномерно: некоторые слова мы прочитываем быстро, на некоторых глаза задерживаются подольше (и такая задержка может длиться 200–250 мс), а переход с одного слова на другое занимает около 1/20 секунды.

Наконец, при чтении мы иногда возвращаемся к только что прочитанным кусочкам. Но если мы читаем бегло, если у нас с языком нет проблем, то такие задержки оказываются очень и очень невелики, их почти невозможно заметить, и нам кажется, что мы просто плавно скользим глазами по тексту.

Но если мы имеем дело с иностранным языком, который пока только учим, то наши глаза на тех или иных словах задерживаются довольно надолго. Исследователи из Массачусетского технологического института захотели выяснить, можно ли по движению глаз оценить, насколько хорошо мы знаем язык.

В эксперименте участвовало без малого полторы сотни студентов из разных стран, для которых английский был иностранным (при этом родным для студентов были китайский, японский, испанский и португальский). Всем им давали почитать набор предложений на английском, причем некоторые предложения были одни и те же для всех, а некоторые отличались в заданиях у разных подопытных. За движениями глаз следили с помощью специальной аппаратуры, анализируя, на каких словах читающий «тормозил» дольше всего.

Оказалось, что таким способом действительно можно оценить знание языка – и результаты вполне согласуются с таким известным тестом, как TOEFL (Test of English as a Foreign Language). Подробно результаты эксперимента описаны в «Материалах 16-й ежегодной конференции североамериканского отделения ассоциации компьютерной лингвистики».

Видимо, метод достаточно универсален, и с его помощью можно оценить знание английского у самых разных людей, независимо от того, на каком языке они говорят от рождения (напомним, что в исследовании участвовали как те, у кого родной язык китайский, так и те, кто говорил на одном из европейских языков).

Хотя, конечно, здесь хорошо бы поставить опыты и с другими языками из разных языковых групп. Вполне возможно, что оценка знания языка «по глазам» окажется более практичным способом, чем сложные многоуровневые тесты вроде того же TOEFL.

Однако, по мнению авторов работы, у полученных результатов есть не только практический смысл – они также помогают нам понять, как вообще происходит обучение иностранному языку, как мозг воспринимает и усваивает новую для себя лингвистическую информацию.

Автор: Кирилл Стасевич


Ссылка на источник

В мозге нашли место для слов

Слова, которые мы слышим, попадают в одно из семантических полей коры, распределённых по обоим полушариям мозга.



в мозге нашли место для слов
Семантические поля на полушариях мозга

Нейробиологов давно интересует вопрос, как человек интерпретирует речь – или, проще говоря, где у нас записаны значения слов. Известно, что в коре мозга есть несколько зон, объединённых в семантическую систему, которая работает с языковыми смыслами.

Джек Галлант (Jack L. Gallant) и его коллеги из Калифорнийского университета в Беркли решили пойти дальше – они захотели по возможности выяснить, как вообще отдельные слова распределяются по мозгу, есть ли у нас, например, участок, соответствующий значению слова «дерево», и как «участок дерева» соотносится с тем, который соответствует слову «идти».

Для этой цели участников эксперимента сажали в аппарат для функциональной магнитно-резонансной томографии, где они больше двух часов слушали разные истории, которые передавала одна из радиостанций. В текстах, которые передаваемых по радио, вычислили наиболее употребимые слова – их насчиталось 985 – которые сопоставили с данными фМРТ. В итоге удалось выяснить, как конкретное слово отражается на активности мозга. Здесь нужно добавить, что исследователи наблюдали за мозгом в целом, разбив его на множество точек (точнее, вокселей – объёмных пискелей) и не фокусируясь на какой-то определённой зоне.

Но может быть, специфическая активность тех или иных зон зависела от каких-то других факторов, и не обязательно значение слов тут было решающим? Чтобы проверить, так оно или не так, участникам эксперимента дали прослушать историю, которую они до сих пор не слышали, и работу мозга удалось достаточно точно предсказать, ориентируясь на полученные данные о том, как на него должны действовать те или иные слова.

На следующем этапе слова сгруппировали по семантическому сходству – понятно, что у каждого слова есть своё уникальное значение, но всё же, говоря о значениях, можно выделить такие параметры, которые охватывали бы большую часть информации. Например, есть слова, относящиеся преимущественно к людям, есть слова, которые используют большей частью для описания зрительных ощущений и т. д.

Оказалось, что каждая такая семантическая группа действует на мозг по-особому, и, например, когда человек слышит какое-нибудь слово, описывающее ландшафт, можно с большой точностью предсказать, как будут «активничать» его височная кора, теменная, участки префронтальной коры и т. д. Итоговый результат – семантический атлас мозга, который авторы работы описывают в своей статье в Nature.

Оказалось, что зоны, соответствующие той или иной группе значений, достаточно унифицированы, то есть там, где мозг одного человека реагирует на ландшафтные слова, там же он будет реагировать и у кого-то другого. Впрочем, сами исследователи говорят, что такое сходство есть просто результат небольшой статистики – в эксперименте участвовало слишком мало добровольцев, и что при большем массиве данных отличия в семантических атласах могли бы быть значительнее.

Ещё один удивительный результат состоит в том, что работа со смыслом в равной степени распределена между обоими полушариями, хотя до сих пор считалось, что лингвистической работой занимается только левое полушарие. Такое расхождение с устоявшимися представлениями можно объяснить тем, что про межполушарную асимметрию обычно говорят в связи с воспроизведением речи, то есть когда человек сам подбирает слова, чтобы что-то сказать. В данном же случае участники эксперимента сами ничего не говорили – и, возможно, понимание услышанного происходит без асимметрии, то есть и левым, и правым полушариями в равной степени.

Большой плюс описанной работы в том, что условия были максимально приближены к естественным: пусть всё и происходило в лаборатории, все участники эксперимента слушали обычно радио с обычной речью. Но, хотя полученные результаты чрезвычайно информативны, а сам семантический атлас выглядит весьма красочно, некоторые комментаторы всё же достаточно осторожны в своих восторгах – потому что всё-таки не совсем понятно, что нового мы узнали в результате про нейрофизиологию семантических процессов.

Строго говоря, мы получили просто массив данных, которые говорят о том, что, когда человек слышит слова с определёнными значениями, в мозге активируются такие-то и такие-то зоны. Это можно сравнить со статистическими работами в медицине: мы видим связь между двумя факторами, но механизм их взаимосвязи приходится раскрывать биохимикам, молекулярным генетикам и т. д. То есть чтобы понять, как в мозге формируются значения слов, как устанавливается соответствие между значением и набором звуков, образующих слово, нужно использовать концептуально другой подход к исследованию.

Автор: Кирилл Стасевич

Ссылка на источник

Мы получаем удовольствие от новых слов

Когда мы понимаем и запоминаем значение нового слова, наш мозг реагирует на это так же, как на денежный выигрыш.

Уча новые слова, мы испытываем удовольствие, утверждают исследователи из Университета имени Отто фон Герике (Германия) и Барселонского университета (Испания). В эксперименте Пабло Рипольеса (Pablo Ripollés) и его коллег участвовали более тридцати взрослых добровольцев, которые должны были понять значение слова из двух наводящих предложений. Например, если одно предложение выглядит как «Вся семья обедает за table», а второе – «Table сделан из дерева», то из контекста мы можем понять, что table означает стол. Одновременно, пока человек пытался понять значение слов, нейробиологи наблюдали за активностью его мозга с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ). После языкового задания добровольцы должны были дважды сыграть в некую игру, в которой выигрыш означал денежное вознаграждение – игровой тест тоже проходил под фМРТ-наблюдением.



мы получаем удовольствие от новых слов
Схема опыта и активность стриатума при игре на деньги и при выучивании нового слова.

В статье в Current Biology авторы пишут, что освоение новых слов стимулировало активность вентрального отдела стриатума, или полосатого тела. Это важный отдел мозга, который, среди прочего, входит в систему подкрепления: импульсы, бегущие через стриатум, имеют непосредственное отношение к мотивации, удовольствию, ожиданию награды, целеполаганию и т. д. И как раз его вентральная часть особенно сильно здесь задействована, именно она срабатывает, когда мы чувствуем удовольствие от еды, секса, денежного выигрыша, именно в ней кроется одна из причин наркотической зависимости. Неудивительно, что её активность повышалась во время игры на деньги. Но удивительно то, что на новые слова стриатум реагировал так же, как на денежный выигрыш.



мы получаем удовольствие от новых слов
Система подкорковых ядер, определяющая чувство удовольствия и мотивацию поведения, связанная с корой мозга.

Кроме того, успех в заучивании новых слов зависел от состояния белого вещества в полосатом теле. Белое вещество играет роль проводов, связывающих разные области мозга; и чем его больше, например, в стриатуме, значит, тем сильнее он интегрирован с другими мозговыми «департаментами», тем активней он обменивается с ними данными. Сам по себе стриатум к языковой функции отношения не имеет, он не расшифровывает значения слов и не запоминает их, для этого есть особые лингвистические центры в коре мозга. Однако он, по-видимому, подкрепляет мотивацию к изучению языка тем, что реагирует на лингвистические усилия чувством удовольствия – приятные эмоции помогают запоминать новый материал.

Полученные результаты могут многое прояснить в вопросах эволюции языка. Когда наши очень далёкие предки только начинали осваивать речь и язык, им никто не мог рассказать, что так они укрепят социальную структуру и с большей вероятностью выживут в меняющемся мире. И вот здесь свою роль могли сыграть древнейшие подкорковые структуры, к которым относится полосатое тело и которые определяют поведенческую мотивацию. Удовольствие от выучивания языковых сигналов могло быть одной из причин, благодаря которым человечество научилось пользоваться речью.

С другой стороны, очевидно, что сейчас от лингвистических упражнений мы испытываем намного меньше приятных эмоций, чем от еды или секса. Если бы удалось найти способ увеличить удовольствие от обучения языку с помощью каких-нибудь нейробиологических ухищрений, то в скором времени рухнули бы все возможные языковые барьеры между людьми.

Автор: Кирилл Стасевич

Ссылка на источник

Нецензурная брань помогает перенести сильную боль

Ученые установили, что нецензурная брань помогает перенести сильную боль и стресс.

Британские специалисты из университета Кили установили, что нецензурная брань помогает переносить сильную боль и стресс. И этот феномен был экспериментально доказан.

нецензурная брань помогает перенести сильную боль

Добровольцев разделили на две группы и заставили их опустить руки в ледяную воду. Половине испытуемых было позволено материться, а другой — запрещено. «Интеллигентные» добровольцы проиграли матерщинникам, которые смогли гораздо дольше вытерпеть низкие температуры.

«Употребление матерных слов, способствует выработке в организме гормонов счастья — эндорфинов, которые действуют на организм как болеутоляющее», — подвел итоги эксперимента доктор Ричард Стивенс.

По словам экспертов, ругань используется людьми очень давно, и является универсальным лингвистическим феноменом. Она активизирует области мозга, связанные с эмоциями в правом полушарии, в то время как основная часть лингвистической информации обрабатывается в левом полушарии.

Как сообщает MIGnews.com.ua, те, кто говорит на двух языках, менее подвержены старческому слабоумию.

Ссылка на источник